О равноправии

К чему стремиться? Какими должны быть отношения между мужчиной и женщиной как в делах, так и в сексе? Прежде всего, они должны любить друг друга. «Если хочешь полюбить женщину, нужно любить женщин», — говорил видный психотерапевт Лоуэн. Верно и обратное: чтобы любить мужчину, нужно любить муж чин. Любить можно только равное тебе существо. К тому, кто ниже тебя, ты можешь испытывать только чувство жалости, к тому, кто выше, — восхищение.

Я предлагаю женщинам усвоить мужскую психологию. Не ждите, когда к вам подойдет понравившийся вам мужчина. Начинайте ухаживать за ним сами, а когда надо ест — бросайте. Перестаньте изначально чувствовать себя жертвами. А если вы зрелая, т. е. экономически независимая женщина, то вас не будет пугать проблема возможной беременности. Да и индустрия противозачаточных средств сейчас на высоте.

Ещё Абрахам Маслоу писал, что «любящий человек видит в объекте своей любви неповторимую уникальную личность, рост и развитие которой вызывают у него радость и чувство удовольствия». Внешне это может выглядеть как полное неуважение. Дело в том, что ритуал ухаживания за женщиной есть не что иное, как попытка мужчины извиниться перед женщиной за очевидное невнимание к ней. У нас принято вставать при появлении дамы, подавать ей пальто, стул, руку, пропускать вперед и оставлять за ней право выбора блюд в ресторане, но все эти нор мы, по сути дела, подразумевают отношение к женщине как к слабому существу, нуждающемуся в защите и опеке. Женщины с сильным чувством самоуважения настороженно относятся к этим внешним проявлениям ухаживания, понимая, что подлинным уважением здесь и не пахнет. Если мужчина на самом деле уважает женщину, то общается с ней как с равноправным партнером, а не как с инвалидом или недоумком. В таких случаях мужчины могут пренебречь формальными нормами вежливости, нередко вызывая осуждение окружающих, но нормальная женщина никогда за это не осудит. Я тоже советую женщинам настороженно относиться к тем, кто за ними красиво ухаживает. Ведь где-то он этому научился, потратил время и не научился чему-то, что практически более важно, делу, профессии, т. е. затормозил свой личностный рост.

Кстати, два небольших, всем хорошо известных анекдота:

— Почему женщин принято пропускать вперед? — Раньше, в древние времена, люди, уходя на охоту, оставляли свои пещеры без присмотра. В это время пещеру могли занять хищные звери. Чтобы уточнить, так ли это, в пещеру впускали женщину.

— Почему раньше мужчины стояли в городском транспорте, даже если были свободные места? — Они не страдали импотенцией, как теперешние мужчины. Когда они занимали свободные места, то от тряски возникала эрекция, и у них были проблемы, когда надо было встать и выйти из транспорта.

Итак, отношения должны быть равноправными. Не равными, а равноправными. Мы не равны друг другу, мы разные, такими нас создала природа. Если бы мы были одинаковыми, то не нуждались бы друг в друге. А когда мы хотим стать одинаковыми, то идем против своей природы, и она нас начинает наказывать, не говоря уже о том, что это совершенно непосильная задача. Я могу стать другим только внешне, внутренне я останусь тем же.

Я могу встать на цыпочки, но я не стану от этого выше ростом, я могу присесть на корточки, но все равно мой рост не уменьшится, однако в обоих случаях мне будет тяжело. Когда мы стараемся походить на кого-то, то в этот момент мы уничтожаем себя. «Быть — значит отличаться», — писал Виктор Франкл. И это замечательно, что мы хоть в чем-то разные, тогда нас тянет друг к другу. (Вы меня правильно понимаете.) Все эти различия должны быть внутри одного сходства — все мы люди, все мы человеки.

Равенства нет, не было, не будет и не надо. Идея равенства никогда не завоюет всеобщего признания просто потому, что она не соответствует реальной жизни. Все мы разные. И вот эту неодинаковость следует учитывать.

Что такое равноправные отношения?

Я полагаю, что при равноправных отношениях партнеры в своих взаимодействиях руководствуются одними и теми же правилами и законами. Вот только на какие законы можно опираться, какие законы и правила будут выполняться? Наверное, охотнее всего будут исполняться законы, отвечающие нашей внутренней природе. Если я установлю правило «ешь, когда захочешь», то его с удовольствием будут выполнять все. Останется одна забота — как достать доброкачественную еду. К сожалению, Многие наши юридические законы, правила общежития, обычаи, ритуалы и прочее. не соответствуют законам нашей природы, противоречат истинным потребностям организма. Вот организм и пытается их нарушить для того, чтобы удовлетворить свои потребности. Поэтому необходимо от крыть природные законы и научиться жить в соответствии с ними, чтобы не хотелось их нарушать.

Вот, например, с детства нас учат жить ради кого-то. Но это противоречит закону природы, в соответствии с которым живое существо создано только для того, чтобы жить ради себя. В прежних работах мною было показано, что установка «жить ради кого-то» всегда приводит к трагедии и для того, кто живет ради кого-то, и для того, ради ого живут. Но как только человек начинает правильно жить ради себя, то сразу же и окружающим становится хорошо от его действий (подробнее см.: «Если хочешь быть счастливым» и «Принцип сперматозоида»).

Еще на блоге:   Исследование: среда влияет на личность гораздо больше, чем мы думали

Равноправными отношения могут быть только у людей, которые не зависят друг от друга.

Не лезть в дела других, не предлагать своих услуг, а заниматься самим собою. Если мы достигнем этого равноправия и дорастем до самих себя, то прежде всего не будем лезть в чужие дела, когда нас об этом не просят. «Хочешь оказать благодеяние человеку? Оставь его в покое. Но именно эта часть добродетели дается труднее всего», — писал Фридрих Ницше.

Помогать другим можно, но только в тех вопросах, где Вы являетесь профессионалом, и то только в тех случаях, когда сделал свои дела. Моралисты, не возмущайтесь! Тот, кто не сделал свои дела, и ваши не сможет сделать как следует. Его мысли будут в своих делах. Ваше дело он будет делать автоматически, без творческого подхода. А ведь за помощью вы обращаетесь только тогда, когда вам трудно, когда дело непривычно для вас и нужен именно Творческий подход.

Таким образом, мы приходим к выводу, что помогать нужно только тогда, когда тебя об этом просят, и просить, когда не можешь что-то сделать сам. Отсюда получается, что общение должно быть или деловым, или сексуальным. Мы — стадные животные (кому не нравится такое определение, могу предложить более мягкое — общественные существа). Медведи живут поодиночке, а собираются вместе только для сексуальных отношений. Мы не можем жить друг без друга, так как в одиночку трудно добывать материальные блага, наш хлеб насущный. Причем людей должно быть достаточно много. Вообще-то деятельность никогда не происходит в одиночку. Вот я сейчас сижу один и пишу книгу. Но возле меня очень много людей. Кто-то сделал для меня компьютер, кто-то изготовил мебель, кто-то вырастил продукты питания. Мне это следует помнить. Я тоже стараюсь что-то сделать для них, т. е. для вас, дорогой мой читатель.

Сексом, конечно, можно заниматься в одиночку, но вдвоем это делать интереснее. Открываются большие перспективы, еще и дети могут появиться. А еще короче и лучше высказался на этот счет 3игмунд Фрейд: «В этой жизни стоит делать только две вещи — любить и работать».

Итак, что же делать нам, грешным? Мужчинам следует отказаться от идеи превосходства пола: «Я лучше уже толь ко потому, что я мужчина». Отказаться от льгот, формальных и неформальных, которые дает тебе общество, где господствует патриархат. Сразу становится легче. Понять это легко, а сделать довольно трудно. Один из моих подопечных быстро понял равенство полов. Выслушав мои аргументы, он сказал: «Да, вы правы. Женщина тоже человек». Гораздо позднее, после ряда неприятностей, до него дошла наконец моя мысль: «Женщина точно так же, как и мужчина, — человек, но просто другого пола». Кстати, принять эту мысль так же трудно, как стать демократом: объявить себя демократом легко, стать им труднее, ибо истинная демократичность, как совершенно справедливо считает Маслоу, заложена в характере.

Самоактуализирующийся человек демократичен в своем поведении. Он готов общаться с любым человеком вне зависимости от его классового положения, уровня образования, политических убеждений, цвета кожи. Он просто не замечает этих различий, столь существенных для среднестатистического человека. Он не боится показаться несведущим и готов учиться у всякого, кто может открыть ему что-то новое. Такие люди не стремятся во что бы то ни стало доказать свое превосходство, не щеголяют эрудицией, не стремятся произвести впечатление на человека своим высоким статусом и жизненным опытом. Пожалуй, он готов даже признать свою незначительность. Он готов признать мастерство столяра, сапожника, шофеpa — любой мастер своего дела может рассчитывать на его уважение и даже восторг.

Эта демократичность не имеет ничего общего с неразборчивостью, со слепой уравниловкой. Он разборчив в дружбе. Его друзья из числа элиты, но подобная элитарность определяется не «породой», не происхождением, не цветом кожи, а исключительно характером, способностями и талантом.

Самоактуализирующийся человек с уважением от носится ко всякому человеку. В любом другом он видит в первую очередь человека. Стать демократом крайне трудно, ведь многие люди ведут себя так плохо. И очень трудно обнаружить в плохом человеке здоровое внутреннее зерно, увидеть его не таким, каков он сейчас, а тем, каким он может стать, и способствовать этому. Это и есть любовь. Вспоминается случай, когда в первые годы перестройки один «демократ» с высокой трибуны говорил примерно следующее: «Каленым железом мы должны выжигать аппаратчиков…» и пр. Типично автократическая речь. Ведь иной аппаратчик вовсе не виноват, что он аппаратчик. Я сам пострадал от аппаратного управления, когда, организовав свой КРОСС, сразу же назначил ответственного человека, распределявшего по группам желающих заниматься тренингом. Немедленно пошли просьбы направить в ту или иную группу и обещания «отблагодарить». И только через год я сообразил, что надо сделать. Я дал свободу всем преподавателям, а люди сами решили, в какую группу им идти. Сразу стало ясно, кто есть кто. К одному кандидату наук пришло вначале человек 20, на второе занятие — только 3, а потом уже не пришел никто.

Почему я вдруг заговорил о демократии? Да потому что только демократ может относиться к представителю другого пола как равному себе существу. И не нужно долго разглагольствовать о том, кто такие мужчины, а кто такие женщины. Нужно просто стать демократом, т. е. самоактуализирующимся человеком, который с уважением относится ко всякому другому…

Готовы ли мы, мужчины, отказаться от своих привилегий, которые мы ничем не заслужили? Ведь если готовы, сделать это ой как трудно. Вот рассказ одного из моих подопечных, который уже несколько лет работал со мной:

Еще на блоге:   10 удивительных фактов о бессознательном

«Отношение к женщинам у меня было хорошее, демократичное, как я считал. Потом стало ясно, что определялось оно фразой: „Женщина тоже человек“. В своей семье я был первым не потому, что я мужчина, а потому что действительно был первым. Материальное и прочее благополучие зависело от меня. Два года назад Мне пришлось расстаться со своей помощницей, так как та стала плохо выполнять свои обязанности и претендовать на вознаграждение, которого не заслуживала. Я взял другую, которой в свое время помог стать на ноги. Она вдовствовала и никак не могла сориентироваться в этом мире. Семейная жизнь до того была у нее счастливой, а муж — преуспевающим человеком. Я понимал, что она мною восхищалась и видела во мне не только хорошего делового партнера, но в перспективе — и сексуального. Поскольку я к ней сексуального влечения не испытывал, сексуальных отношений не планировал, то полагал, что ее сексуальный интерес ко мне, дошедший до производственной стадии, только поможет делу. И действительно, на первых порах все шло как по маслу. Я был в восторге от нее как от работника. После работы мы обсуждали ее результаты. Домой разъезжались в разных автобусах, причем если мой приходил раньше, то я садился в него, а она оставалась на остановке. Через несколько месяцев она представлялась мне незаменимым работником. Сексуальные провокации с ее стороны (приглашение к себе в гости, взгляды, намеки и пр.) продолжались, но они не носили вызывающего характера и не отражались на работе. С женой отношения у меня были великолепные, в том числе и сексуальные. Конфликты наши были связаны с тем, что она слишком много внимания уделяла детям, которые из-за этого не владели тем, чем им пора было овладеть. Так вот, после одной из таких телефонных ссор я разволновался, она пригласила к себе попить чаю и успокоиться. В общем, я пошел. Чем это закончилось, вы сами понимаете.

Деловые контакты у меня с моей помощницей были самые тесные. Не с первого раза, а через некоторое время она стала для меня и сексуально более привлекательной, чем моя супруга, и я перешел жить к ней. В общем, я думал, что нашел новое счастье. Я не обратил внимания, что с началом сексуальных отношений ее производственный пыл стал как-то угасать. Она стала предъявлять ко мне ряд претензий. У нее по явился ряд своих дел, в которых я участвовал как помощник. И вообще, в долгосрочных планах она уже отводила мне роль второго, что меня как мужчину возмутило. В конечном итоге мы расстались. Не буду описывать детали наших скандалов, я только потом понял, что никак не мог принять роль второго. Я уже спокойно относился к тому, что у меня начальник — женщина, но никак не мог смириться с тем, что этот начальник — моя женщина. Когда я стал внимательно анализировать все свои романы и увлечения, то выяснил, что не было ни одного случая, когда женщина была выше меня в социальном статусе. С вашей помощью я понял, что это результат действия моей „мужской психологии“. Сейчас мне кажется, что в какой-то мере я от нее очистился. Теоретически я уже допускаю, что моя женщина может и быть богаче меня, и занимать более высокую должность, и иметь больше титулов, но вот не уверен, сможет ли она мне понравиться. От идеологии, слившейся с нашей сутью, не так легко избавиться».

И то правда. Рассказ не нуждается в комментариях.

Когда в США в начале XX в. боролись с расовой дискриминацией, то достигли определенных внешних успехов. А потом как-то провели социологическое исследование, в котором было всего два вопроса:

1. Как вы считаете, белые и черные — люди равны или нет?

2. Хотели бы вы, чтобы ваш ребенок заключил брак с темнокожим?

На первый вопрос положительно ответили 92% опрошенных, а на второй — только 6%. Вот так-то.

А теперь, дорогие мои читатели, сами решите, в каком Вы находитесь состоянии по отношению к противоположному полу, демократы ли вы? Или ваши отношения носят рабско-тиранический или садомазохистский характер? Ведь счастье возможно только при отношениях равенства.

Но есть еще и вторая сторона проблемы: готовы ли вы, женщины, на равноправные отношения с мужчинами? Ведь многие из вас, дорогие мои женщины, готовы пойти в рабство к мужчине за «чечевичную похлебку», а потом издеваться над ним за все слабости и недостатки, которые Вы видели еще до замужества.

Готовы ли вы хорошо относиться к мужу, если он мягкий, ласковый, хорошо относится к вам и детям, но меньше вас зарабатывает, да и должность у него пониже? Готовы ли вы отпустить его к другой, если осознали, что с другой ему будет лучше? Короче, можете ли вы любить?

Михаил Литвак /источник

Читайте наши закрытые материалы

Добавить комментарий