Ксенофобия

Вероятно, он вспомнил, что его часто били отдельные лица
и целые коллективы и что при этом ему бывало очень больно.
«Золотой телёнок», Илья Ильф, Евгений Петров.

Представьте себе: вы едете в вагоне метро. Вокруг люди примерно одного с вами социального круга, одной расы, на вид — одной национальности, ведут себя спокойно… Вы думаете о своём, почти не замечая окружающих.

Станция. В метро заходят несколько человек с другим цветом кожи, встают рядом и заводят разговор на непонятном вам языке. Ваше внимание моментально переключается на незнакомцев. Вы чувствуете небольшой дискомфорт, лёгкую (а иногда и тяжкую) тревогу. Хотя явной опасности нет.

Что же случилось?

А случилось то, что вы потеряли иллюзию контроля над ситуацией.

Почему «иллюзию»? А вот почему.

Вы чувствовали себя вполне спокойно и безопасно, но точно ли вы контролировали ситуацию?

Среди этнически безупречных людей в вагоне мог оказаться маньяк, в тоннеле могло пропасть электричество, крышу вагона могла пробить пресловутая свая…

Но если вы не страдаете фобией или навязчивостями — вы не думаете о таких вещах. Потому что мы мыслим статистически: если обычно было верным представление «множество людей, подобных мне по внешним признакам, в вагоне метро не несёт для меня опасности», то мы и не акцентируем на нём внимания, считая его верным и для данного момента.

Еще на блоге:   Ложь из деликатности все-таки эгоистична

Зашли незнакомцы, говорящие на непонятном языке — и ситуация наглядно изменилась. Она больше не подпадает под статистически безопасную — вы не знаете, как оно обернётся. И закономерно чувствуете тревогу — организм мобилизуется на случай непредсказуемой опасности. Ведь наша природа, биохимия нашего организма ничего не знает про «цивилизацию» и «политкорректность», она осталась такой, как десять и сто тысяч лет назад: «новая ситуация» автоматически равна «непредсказуемой опасности».

Акцент здесь следует ставить не на «опасности», а на «непредсказуемости»! К известной, предсказуемой опасности мы привыкаем и просто имеем её в виду, в норме не испытывая тревоги.

Тревога, которую вы испытываете при виде людей другой национальности (или ярко выраженной социальной группы) — это и есть ксенофобия.

На неё могут наслаиваться огромные пласты рационализаций, но суть остаётся прежней — вы с недоверием относитесь к чужим, потому что вы не знаете, что от них ожидать, вы не имели достаточного опыта наблюдений. Причём «достаточность» этого опыта разнится в широчайших пределах.

Еще на блоге:   Обычно психотерапевт спрашивает, а клиент отвечает. Одна пациентка сделала наоборот

Лично я, например, абсолютно не реагирую на казахов и очень слабо реагирую на арабов. У меня в мозгу «зашиты» результаты наблюдений за людьми этих этнических групп, достаточные для того, чтобы не воспринимать их как статистически непредсказуемых.

Но я реагирую, скажем, на кавказцев, чернокожих или даже европейцев, языка которых я совсем не понимаю. Потому что у меня не было возможности наблюдать их в количествах, достаточных для наработки статистики.

Но это, судя по всему, поправимо :))

Одна из собеседниц пишет:

«Но вот прошли годы и чувства изменились, от былой интернационалистки не осталось и следа».

Почему ксенофобия особенно пышно расцвела в последние годы?

Тому есть множество причин, но главная, как мне кажется, одна. Очень сильно упал общий уровень безопасности. Как реальный, так и воображаемый. Соответственно, сильно возрос общий уровень тревоги. И малейшие флуктуации стали оказывать бОльшее влияние на раздражённую психику.

Автор: Everlasting_cat.

Источник

Читайте нас в удобном формате
Telegram | Facebook | Instagram | Tags

Добавить комментарий