Как ИИ повлияет на ментальное здоровье человека

Релиз ChatGPT доказал, что подобные программы могут не только писать коды, научные статьи и аналитические обзоры, но и сочинять стихи, сказки и сценарии. Польза от искусственного интеллекта (ИИ) бесспорна, но одновременно у многих может исчезнуть возможность для конкуренции в сфере интеллектуального труда и творчества. И еще более актуальными становятся вопросы этики и безопасности. Как ИИ может повлиять на психическое благополучие человека, рассуждает практикующий психолог Екатерина Давыдова

В конце 2022 года компания OpenAI запустила чат-бот ChatGPT. Всего за два месяца его аудитория достигла 100 млн человек — рекордная скорость набора пользователей. Подобный спрос объясним, ведь нейросеть способна на очень многое в отличие от предыдущих аналогов. В частности, люди уже используют бота для того, чтобы писать программный код или искать и структурировать информацию. Он легко может подготовить обзор по заданным параметрам, написать заметку, эссе или полноценную статью. Например, когда журналист The Guardian отправил текст, созданный нейросетью за 30 секунд, в издательство, его попросили внести совсем небольшие правки и предложили гонорар.

Бот может создавать и творческие продукты. Так, на Amazon уже можно купить книги, в которых ChatGPT указан как соавтор или полноценный автор. Нейросеть мгновенно пишет песни в духе известных музыкантов (например, рэп про котов в стиле Eminem), стихи и прозу, копирующие литературных классиков, причем на любую тему.

Уместно вспомнить и недавнюю историю студента РГГУ, которому бот помог за сутки подготовить диплом. Аналогичным образом нейросеть может собирать и оформлять разного рода аналитику по заданным параметрам. Дополнять существующие программы бот тоже умеет. Например, платформа для обучения Quizlet использовала ChatGPT API для создания репетитора на основе ИИ, а Snapchat встроили технологию в своего бота под названием My AI. Бот индивидуально обучен под цели компании. Он способен сочинить стих-поздравление, продумать план на выходные или порекомендовать идеи подарков на день рождения.

Отношение компаний к ChatGPT очень разное. Так, Coca-Cola уже активно внедряет технологию в создание контента: планируется, что ChatGPT будет создавать тексты, а нейросеть-художник DALL-E — визуал. Медиаплатформа Buzzfeed намерена использовать бота, чтобы повысить креативность авторов, а в Forbes, напротив, запрещают подобную инициативу. Не разрешен бот и в компаниях вроде Goldman Sachs, Citigroup, Deutsche Bank, а также некоторых странах, включая Россию.

Особая настороженность в этой теме возникает у представителей академической среды, ведь тексты бота далеко не всегда отличимы от написанного человеком. Обеспокоены люди и вопросом собственного трудоустройства. Одни пишут, что ИИ будет очевидным конкурентом программистам, копирайтерам, маркетологам, аналитикам и дизайнерам, то есть представителям интеллектуального труда. Другие говорят о том, что одни виды вакансий исчезнут, а другие — появятся: например, кому-то нужно будет обслуживать и тестировать процесс внедрения ИИ.

С осторожностью смотрят на искусственный интеллект и визионеры. В частности, Илон Маск на Всемирном саммите правительств (World Government Summit), недавно прошедшем в ОАЭ, отметил, что ИИ становится одним из самых больших рисков для цивилизации в текущий момент и нуждается в регулировании. Схожие взгляды, сочетающие тему возможностей и рисков, имеет известный футуролог Джеймс Баррат, который в своей книге «Последнее изобретение человечества» задается вопросами того, как мы будем жить, когда когнитивные способности ИИ превысят человеческие. Автор исследует, что будет с рабочими местами, неприкосновенностью частной жизни и нашей безопасностью в целом.

Стоит отметить, что теоретически может наступить момент, когда ИИ достигнет такой ступени развития, что реальность станет непрогнозируемо иной. Традиционно эту переходную точку называют технологическая сингулярность, а за ней последует постчеловеческая эра, о которой можно лишь фантазировать. Ученые предлагают самые фантастические картины будущего: появление новых видов людей, отличных от Homo Sapiens; уничтожение машинами человечества по причине нашей бесполезности; бессмертие; разрушение существующих экономических систем. Считается, что такой переход вполне может случиться в ближайшие десятилетия.

Но что будет представлять из себя жизнь, когда вполне себе конкурентоспособный искусственный интеллект вовсю распространяется, но еще не настал день Х, когда мир стал абсолютно другим? И, самое главное, как будет себя чувствовать человек по мере распространения таких технологий, как ChatGPT, DALL-E, Midjourney, которые уже способны на многое в интеллектуальной и креативной сфере и вполне могут заменить нас?

Искусственный интеллект и психическое здоровье

Классическое определение психического здоровья, согласно ВОЗ, — это состояние благополучия, в котором человек реализует свои способности, может противостоять обычным жизненным стрессам, продуктивно работать и вносить вклад в свое сообщество. При этом нам необходимо удовлетворять собственные потребности, начиная с базовых (безопасность, физиология) и заканчивая потребностями в принадлежности, уважении, самоактуализации. Обычно вокруг этого и крутится наша жизнь: мы то преодолеваем стресс, пытаясь обеспечить себе базу, то нуждаемся в более «высоких материях»: духовном развитии, самопознании, творческом выражении.

Еще на блоге:   Фразы, понимаемые мужчинами и женщинами по-разному

Технологии, вроде ChatGPT, уже показывают возможность замены интеллектуального труда человека во многих сферах. Но чем тогда будет заниматься и как себя будет чувствовать огромное количество освободившихся от работы белых воротничков и представителей креативного класса? Можно предположить некоторые варианты развития событий:

Необходимость оперативно переучиваться, чтобы освоить новые виды деятельности в стремительно меняющейся реальности

Этот процесс будет чуть проще для тех, кто имеет развитые soft-skills (адаптивность, гибкость, способность к постоянному обучению), и достаточно труден для тех, у кого нет подобных навыков. Последние рискуют остаться не удел, столкнувшись с тягостным чувством несправедливости происходящего, собственной ненужности, изоляции.

Свобода от рутинной работы для общения с близкими, творческого выражения, самопознания

Это возможно в случае, если ИИ станет эдаким ассистентом, облегчающим жизнь и дающим нам лишние часы для внерабочей деятельности. Тогда мы будем чувствовать себя «при деле», но при этом иметь больше времени для других жизненных задач, на которые сейчас нам не хватает времени в рабочей суете.

Фрустрация в творческой и интеллектуальной самореализации

Это случится, если технологии, вроде ChatGPT, DALL-E, будут с нами конкурировать и не начнут регулироваться по мере их развития. В этом случае человек никогда не сможет создать научную статью, пост для соцсети, стихотворение, маркетинговый отчет, аудиовизуальное произведение лучше, чем ИИ или другой человек с его помощью. В этом случае искусственный интеллект будет или полноценным игроком, или чем-то вроде допинга во всеобщем интеллектуально-творческом соревновании.

Кто изощреннее придумает, как его использовать, тот и победит, то есть получит блага в виде денег и социального признания. У тех, кто менее изобретателен или захочет действовать «по-честному», может возникнуть чувство несправедливой конкуренции и желание создавать что-либо лишь для себя и своего узкого круга. Какой смысл выходить в общее поле, если ты априори проиграл?

Здесь стоит вспомнить пожелание Павла Дурова, размещенное под Новый год в его Telegram-канале: «Желаю, чтобы для многих 2023 стал годом состояния потока и творческого созидания. В моменты увлеченной концентрации жизнь обретает смысл и получает ту наполненность, которая составляет предназначение каждого осознанного человека». В случае с нерегулируемым ИИ смысл наполняющей созидательной работы для части людей, вероятно, померкнет, так как результаты их труда станут неконкурентоспособны.

Развитие ценностей трансгуманизма

Последователи этого мировоззрения фантазируют о создании «рая» на Земле, где технологии победили болезни и страдания. Но одновременно при таком сценарии возрастает риск социального неравенства, военно-технологических конфликтов, перенаселения планеты. С точки зрения психологии к этому виду будущего есть вопросы. Ведь человек, с самого детства помещенный в исключительно гедонистическую среду, без каких-либо тягот, рискует развить такие качества, как импульсивность желаний, отсутствие силы воли, низкую мотивированность к действиям, общий инфантилизм.

Еще Фрейд писал о так называемом принципе удовольствия, который в норме превалирует у детей. Они стремятся к максимальному удовлетворению при минимальных усилиях. Во взрослом возрасте подобное «хочу и буду прямо сейчас» выглядит так: потрачу все деньги на импульсивный шопинг, хотя надо отложить на ипотеку; буду скроллить ленту, хотя надо спать.

Но большинство людей способны сдерживать себя в сиюминутных порывах благодаря принципу реальности (в противовес принципу удовольствия). Происходит это так: постепенно взрослея, мы учимся ради долгосрочного «хочу» внедрять сиюминутное «надо». Например: «Хочу завтра проснуться бодрым, значит, сейчас надо отложить телефон». Или пример из детства: сначала сделать уроки — потом играть.

Принцип реальности связан не только с полезным «надо», он также учитывает наличие физических и психологических границ других. Мы осознаем, что люди отдельны, имеют свои интересы и далеко не все подвластно нашим желаниям. А тогда мы способны придержать свои порывы, чтобы не нанести дискомфорт или вред себе и другим. Но в случае, если мир наполнен исключительно удовольствиями, зачем (и как?) нам из детства переходить во взрослость и формировать принцип реальности.

А теперь представим, что выросло целое поколение людей, не ставших психологически взрослыми, ведомых принципом удовольствия, не знающих слов «надо» и «нет», не способных сдерживать свои импульсы. Вероятно, мы рискуем столкнуться с ростом разного рода зависимостей, агрессии, массового нарушения психологических и физических границ друг друга. Темнейшие стороны удовольствия красочно описаны, например, у Маркиза де Сада. Его произведения наглядно показывают, до чего может дойти человек, если позволить ему все.

Еще на блоге:   Ресурсное состояние: почему мы теряем его и что с этим делать?

Искусственный интеллект и экзистенциальные темы

Долгое время для нас были общепринятыми два способа соотнесения себя с миром: религиозный, при котором человек и все остальное созданы Богом, и эволюционный, где мы ограничены собственной биологией. Так или иначе мы ощущали некие лимиты собственных возможностей: жизнь конечна, многие болезни неизлечимы, наши когнитивные функции имеют предел. Это давало нам возможность развиваться, но при этом помнить, что мы — лишь часть природы.

ИИ же позволяет взломать эту систему взглядов. Если раньше всегда было нечто, что нам неподвластно, то в обозримом будущем мы сможем стать обладателями силы, близкой к всемогущей. Удастся ли людям, у которых будет непосредственный доступ к самым передовым версиям искусственного интеллекта, в этом случае удержаться от так называемого комплекса Бога? Личностям с подобной внутренней организацией присущи мания величия, завышенная самооценка, отсутствие критики к своим поступкам. А значит, велик шанс негативного использования имеющихся возможностей.

Пример тяжелого бремени обладания подобным всесильным ресурсом — метафора кольца из «Властелина колец». В конечном итоге этот всемогущий и поэтому опасный предмет пришлось уничтожить. Ведь никто не мог справиться с тем, чтобы не начать использовать его злонамеренно.

Безусловно, прогресс продолжит развиваться, а ИИ, по всей видимости, ждет то или иное регулирование. Подобный процесс естественен для новых технологий, потенциально несущих риск для людей: так, современные лекарства выдаются по рецепту, для вождения машины нужны права, а для покупки оружия — разрешение. Какие же вопросы этического регулирования стоят в этой отрасли, если учитывать психологическое благополучие человека и нашу безопасность в целом?

Искусственный интеллект и этика

  • Вопросы творческого труда и добросовестной конкуренции. Нам предстоит понять, каким образом ИИ будет сочетаться с «чистым» интеллектуальным и творческим трудом человека. Будут ли на авторских произведениях пометки, что они сделаны с помощью бота? Будет ли использование ИИ ограничено или запрещено при написании научно-исследовательских работ?
    Вопросы доступности. Сейчас ChatGPT открыто доступен в большинстве стран. Должен ли он оставаться достоянием всех? И что будет, если подобного рода технологии окажутся в руках узкой группы лиц?
  • Вопросы правдивости. Исследователи бьют тревогу из-за масштабов дезинформации, которую способен генерировать ИИ, в частности ChatGPT. Так, персонализированные боты могут мгновенно распространять фейки, конспирологические теории, которые невозможно отличить от записей реальных людей. Если к этому добавить ботов, способных создавать визуал, мы столкнемся с полноценной подделкой фактов.
  • Вопросы неприкосновенности частной жизни и кибербезопасности. Еще один вопрос касается того, что ChatGPT может создавать тексты, подражающие стилю известных людей. Нетрудно догадаться, что подобному копированию может подвергнуться кто угодно, а тогда обученный чужому стилю общения бот, будучи в руках мошенников, сможет ввести в заблуждение. Например, вступить в переписку от имени другого человека или начать размещать контент якобы его авторства в открытом доступе. Уже сейчас технология создания дипфейков (технология создания и замены элементов на существующих видео при помощи искусственного интеллекта и нейронных сетей) позволяет мошенникам обманывать своих жертв, притворяясь другими людьми.
  • Вопросы цифрового наследства и «посмертной жизни» человека. С развитием интернета появилось регулирование наследования интернет-данных умершего. Например, сегодня социальные сети и операционные системы предлагают выбрать цифрового наследника, который получит доступ к вашим аккаунтам и сможет ими распоряжаться. Но развивающийся ИИ заходит дальше. Ведь он уже дает возможность не просто получить доступ к аккаунту, а воссоздать цифровой аватар умершего или чат-бот, симулирующий разговор с ушедшим. Безусловно, это может, например, помочь родственникам в процессе горевания, но что будет, если человек не хочет, чтобы его жизнь «продолжалась» в таком виде? И кто должен это решать: он сам прижизненно или его близкие?

Получается, пока к использованию ИИ вопросов больше, чем ответов, и уже сейчас эти темы требуют к себе пристального внимания со стороны представителей государств, IT-сектора, специалистов по психическому здоровью, юристов и экономистов.

Автор: Екатерина Давыдова

Источник

Читайте нас в удобном формате
Telegram | Facebook | Instagram | Tags

Добавить комментарий