Помогает ли вера стать счастливее: мнения агностика, иудея и христианки

Иногда мы чувствуем, что для настоящей полноты жизни нам не хватает чувства принадлежности к чему-то, что нас самих превосходит. Три человека — каждый со своим отношением к вере — рассказали нам о том, как они обрели свои убеждения и почему без них не мыслят своей жизни.


«Блаженны слышащие слово Божие и соблюдающие его» — сказано в Евангелии (Лк. 11:28). Блаженны — означает счастливы. Но у слова «блаженный» существует и другое значение — «юродивый»: «дурачок, отроду сумасшедший». Иными словами — тот, кто «блажит», говорит неизвестно что. И многие именно так, с иронией и недоверием, воспринимают тех, кто признается, что обрел свое счастье в вере. Но может ли вера в силы небесные автоматически дать нам гарантию земного блаженства? Нет, разумеется. Да и сам вопрос стоит совершенно не так.

Все, что от самых истоков своей истории совершало человечество, неизменно было направлено на поиск счастья. Это стремление свойственно каждому из нас, оно у нас в крови.

Разнятся лишь пути и надежды — на всемогущество Бога, на политическую систему или же на социальную модель…

Монотеистические религии призывают христиан, мусульман и иудеев к аскезе ради того, чтобы потом стало возможным наивысшее блаженство в раю. Восточные мудрецы, напротив, учат не ожидать ничего, но научиться жить в настоящем и получать удовлетворение от того, что с нами происходит «здесь и сейчас».

И все же самые различные духовные пути неизменно сходятся в одном — мы не можем быть счастливы в одиночку. А потому каждая религия побуждает своих адептов нести другим свидетельство того, какими благими дарами их убеждения наполняют их жизнь. Об этом рассказы наших героев — Алены, Ольги и Шломо.

«Я РАДУЮСЬ ТОМУ, ЧТО ЕСТЬ СЕГОДНЯ»

Ольга, 46 лет, агностик

Раньше я даже немного завидовала тем, кто искренне верит. Верующие могут прийти в храм, исповедаться, помолиться, попросить о чем-то своего Господа. И это приносит им облегчение, радость и даже, может быть, счастье. А я — агностик, и мне не только чуждо упование на высшие силы, но и кажется абсолютно недоказуемой сама вероятность их существования. Поэтому я, как герои Конан Дойла, считаю, что человек сам творец своего счастья.

Я счастлива, когда смотрю на морские волны, разбивающиеся о скалы. Или когда возвращаюсь домой после вечерней пробежки, фитнеса, прогулки на лыжах… Или когда сижу на уютном дачном крыльце и наблюдаю пламенеющий закат… Я научилась наслаждаться тем, что у меня есть сегодня. И мне не хочется глубоко вникать в то, откуда берется это ощущение счастья. Просто мне хорошо, и я ловлю момент.

Еще на блоге:   Неожиданные факты, заставляющие пересмотреть отношение к алкоголю

Стала ли я агностиком потому, что получила математическое образование?

С одной стороны, естественные науки приближают нас к пониманию материального мира, а не к разрешению метафизических вопросов. С другой стороны, многие математики Античности и Средневековья были к тому же философами, теологами, писали музыку, слагали стихи. То есть сочетали занятия естественными науками с напряженной жизнью духа.

Мою же потребность в духовной жизни удовлетворяют литература и кино. Но есть и еще один источник счастья — уроки математики. Я не стремлюсь просто научить ученика доказывать теоремы или выводить сложные формулы. Я хочу, чтобы мои уроки позволили ему ощутить себя более комфортно в мире. Чтобы его перестали ругать родители, чтобы он стал авторитетом в глазах сверстников, начал спокойнее относиться к ЕГЭ… Решение вот таких вполне земных задач делает меня по-настоящему счастливой.

«Я НЕ ХОЧУ ТЕРЯТЬ СВОИ КОРНИ»

Шломо, 21 год, иудей

Сразу признаюсь: я не ношу кипу и не отмечаю шаббат — священную субботу, когда принято воздерживаться от любой работы. Зато я молюсь, не ем свинины, и для меня очень важно жениться на еврейке. Так сложилось, что в современном обществе мы, с одной стороны, не забываем о своих традициях, а с другой — не соблюдаем их. Стараемся быть модными, что ли.

Вот я, например, не могу, вернувшись в пятницу вечером домой, выключить телефон, телевизор, компьютер… Не могу отказаться от того, к чему привык, хотя понимаю, что это плохо. Соблюдение традиций — это личный выбор человека, желание не терять своих корней и помнить, для чего он пришел на эту землю.

В моей жизни религия играет огромную роль с самого детства: я ходил в еврейский детский сад и школу с религиозным уклоном, а сейчас учусь на кафедре иудаики

Для меня очень важно ощущать единство с прошлым моего народа, его историей. Я уверен: нет ни смысла, ни счастья жить без веры. Зачем быть хорошим человеком, если не верить, что все вернется к нам в будущем? Можно, конечно, исполнять заповеди по привычке. Но эффект будет во сто крат слабее, чем если делать это с желанием, верой, одухотворением. Это должно идти из глубины души.

Еще на блоге:   Виктор Франкл: мысли о любви и свободе

В последнее время я все сильнее сливаюсь с русским обществом и честно могу сказать, что боюсь… влюбиться в русскую девушку. А мне нужно жить так, как живут мои родители. Мне важно продолжить их путь — это и есть счастье.

«МНЕ УДАЛОСЬ НАЙТИ СВОЙ ПУТЬ»

Алена, 35 лет, православная христианка

К православной вере я не то чтобы шла — просто лет в пятнадцать начала носить найденный у бабушки крестик. Мне этого очень захотелось. Когда случалось что-то важное, я сжимала его в ладонях и говорила с Богом. Мне казалось, Он меня слышит… Потом я выучила молитву. Еще через некоторое время пошла в церковь, простояла одну службу, другую. Начала читать Библию, Евангелие. Каждый раз, когда было смутно на душе и никто даже из очень близких людей не мог помочь, я обращалась к Богу. И всегда мне становилось лучше, как-то тише, спокойнее. Приходили нужные мысли, переставали мучить сомнения…

Но однажды в моей душе случился серьезный конфликт. Дело в том, что я давно и серьезно увлекаюсь йогой, преподаю. А от одного из знакомых услышала довольно категоричное суждение: все, кто занимается йогой, предают Бога и не имеют права даже в церковь входить. Он объяснял: есть первая заповедь: «Я — Господь Бог твой, да не будет у тебя других богов, кроме Меня». Но я-то всегда считала и считаю, что занимаюсь праведным делом — людям помогаю!

То, что я пережила тогда, сложно описать словами — разочарование, обида, страх

Сейчас я понимаю, что это было самое настоящее испытание — хватит ли мне веры, чтобы выстоять, остаться в православии? И теперь вспоминаю то время как самое тяжелое в своей жизни. Я боялась и в церковь пойти, и на йогу. Самое неприятное, что я не могла покаяться в грехе, так как не видела своей вины! И все-таки я выстояла: нашла храм и батюшку… который благословил меня на занятия йогой. Мне кажется, именно в тот момент я осознала необходимость стать не просто православным, а воцерковленным человеком.

У каждого из нас собственный путь. Во мне есть любовь к Богу и ясная уверенность в том, что я могу обращаться к нему только через православие. Значит, свой путь я уже нашла. И этим я счастлива.

Источник

Читайте нас в удобном формате
Telegram | Facebook | Instagram | Tags

Добавить комментарий