лучшая модель поведения с точки зрения эволюции

Самая эффективная модель поведения

Конкурентная борьба за ограниченные ресурсы. Как достичь преимущества для выживания в полном вызовов мире.




Распространенное наверно среди многих мнение о том, что вид эволюционирует как целое, давно подвергается критике и, видимо, небезосновательно. Существует ряд интересных примеров указывающих, что отбор ведется не на уровне вида или группы, но на уровне отдельных особей, имеющих наиболее эффективную модель поведения. Выживает не вид, выживает ген или в лучшем случае скооперированная наиболее выгодным образом группа генов (репликаторов), даже не геном. Последний, как уникальное целое, существует лишь на протяжении одной жизни, ген же может существовать чуть ли не с архаичных времен, меняя своих носителей — отдельную особь.

Для выживания и сохранения своих генов каждая особь использует свою модель поведения в борьбе за пищу, партнера для спаривания или за получение доступа к ограниченным, но жизненно необходимым ресурсам.

Можно условно выделить наиболее яркие модели поведения, возникшие в ходе эволюции.

1. Пассивная, по типу «нападай только на слабого соперника, догоняй, если он спасается бегством и всегда уступай сильному, спасаясь бегством сам».
Такая запрограммированная тактика, используемая условным большинством в популяции, даст возможность сохранить себя от тяжелых ран, выжить, не расходуя время на жестокое соперничество и приложить усилия в поисках альтернативных ресурсов, источников пищи и другого партнера для спаривания.

2. Агрессивная, по типу «награда в виде источника пищи и партнера для спаривания стоит того, чтобы идти на жесткое соперничество до победы, никогда и никому не уступай».

Эта агрессивная тактика среди представителей своего вида с пассивной моделью поведения дает безусловное преимущество для увеличения удельного веса агрессивных особей в популяции. Однако со временем, борьба между ними, достигнув своего пика, создаст благоприятные условия для выживания тем, кто «избрал» пассивную модель. Так как в случае нарастания максимально агрессивной тактики соперничества с другими представителями своего вида будет расти число искалеченных, неспособных дать потомство.




Любопытно, но ни в той, ни в другой модели вообще не стоит условно альтруистичный вопрос о выживаемости вида или стаи, в ущерб отдельной особи (однако вопреки этому, как увидим дальше, именно это и происходит сбалансированным образом).

С точки зрения развития высших центров нервной системы, речь идет о моделях поведения отдельной особи. Они будут обусловлены передаваемым по наследству врожденным набором свойств, отчасти закрепившихся в ходе развития и выживания внутри группы.

Не сложно догадаться, что со временем достигается баланс между теми и другими с неким условным процентом (агрессивных с большой вероятностью будет на порядок меньше).

Таким образом, достигается то, что в биологии получило название Эволюционно Стабильная Стратегия. Любые отклонения в поведении отдельных особей, не могут пошатнуть в целом устоявшийся баланс, ибо эти особи будут естественным образом подвергаться элиминации.

А существует ли еще какая-нибудь тактика поведения, кроме этих двух крайностей? Будет ли она иметь хотя бы незначительное преимущество над ними? Вероятнее всего, да. И она будет эффективней каждой из них.

Понятно, против заведомо агрессивной тактики поведения, когда известно, что твой соперник будет стоять насмерть, правильнее будет не связываться. Пассивное отступление позволит сохранить себя и время для поиска альтернативы. В ином случае, без риска можно выбирать агрессивную модель и пожинать плоды, если заведомо будет известно, что соперник лишь демонстрирует возможность отпора, но на самом деле однозначно выберет пассивную тактику, как только ему продемонстрировать готовность биться насмерть. Отсюда очевидно, что особи, обладающие способностью правильно оценивать соперника, в целом получат преимущество при встрече как с одними, так и с другими.

3. Скорее всего, в основе наиболее эффективной модели поведения будет как можно точное предвидение стратегии и распознавание намерений и свойств другого. По генетической природе они скорее всего будут принадлежать к пассивной когорте, однако, как бы с более тонко развитой системой обратной связи, позволяющей им предвидеть и правильно использовать знания чужой модели поведения.

Какой бы сложный паттерн действий не избрал противник, развитый навык этих особей позволит быть на полшага впереди. Сохранить себя, избежать лишних травм, не тратить драгоценное время и усилия на противостояние (ведь для некоторых видов поиск пропитания занимает практически все время жизни), определить тот круг, где они смогут доминировать с максимальной эффективностью.

В каком-то смысле эту модель поведения можно назвать «адаптантной», т.к. они не являются, собственно, ни агрессивными, ни пассивными, но с выгодой для себя приспосабливаются. Их отличает способность безошибочно угадывать тактику и намерения противника и «притворяться», в зависимости от этого, теми или другими.




Не вдаваясь глубоко в анализ мотивов, которые управляют поведением высших млекопитающих, к коим мы себя относим, легко заметить, что в основе коммуникации большей частью лежит намерение использовать другого себе во благо. Это намерение может быть явным (распознанное, оно вызывает предсказуемое сопротивление), либо скрытым. Такое намерение, вступая в противоречие в конкурентной борьбе за выживание своего набора генов, неосознанно может лежать в основе множества тлеющих конфликтов. Как упоминалось выше, эволюция происходит даже не на уровне отдельного индивидуума (и уж никак не на уровне вида или целой популяции), но на уровне конкуренции моделей поведения. Эти модели подобны некой самообучающейся программе, заложенной в каждую особь. И, судя по всему, наиболее выигрышной оказывается закрепляющаяся в поколениях способность, которая позволяет безошибочно различать и предугадывать модель поведения другого, его намерения и истинные мотивы. Даже те, о существовании которых противник может не отдавать себе полноценного отчета.

Отсюда, по-видимому, такой высокий спрос сегодня на знание психологии, зачастую откровенно манипулятивной. Все также актуальна индивидуальная и групповая борьба за ограниченные ресурсы. Последняя, более развитая модель поведения дает, на первый взгляд, несравнимые преимущества для кооперации в достижении общих целей для группы, отдельного социума и может показаться, что эти действия осуществляются согласованно, по предварительному сговору, однако, это не так. Стратегия раскрытия мотивов, лежащих в основе поведения конкурента, избирается каждой отдельной особью для собственного сохранения и распространения собственного генома (в том числе единокровных членов своей семьи), а результат в виде равновесия для популяции приходит сам собой как итог.

При этом в группе будут всегда возникать индивиды с более агрессивно-эгоистичной и альтруистично-пассивной моделями поведения. Не поддаться искушению и не воспользоваться условно альтруистичной пассивностью невозможно, и они находятся. Однако такие индивиды, жертвуя кооперацией, и выводя своей растущей численностью группу за условные границы сбалансированных пропорций, по естественным причинам оказываются не способными стабильно сохранить собственную избыточную численность. Их стратегия оказывается ошибочной, а расплата, с точки зрения эволюции, абсолютной — гибель возникшей линии генов. С увеличением популяции эволюционная борьба, как мы видим, разворачивается на более высоком, можно сказать более деликатном уровне осознания мотивов и моделей поведения других, и, как следствие, собственного самоосознания. Это должно обеспечиваться развитием и особыми навыками высших центров нервной системы.

К чему ведет вектор развития такой эффективной модели поведения?

  • Не допустить манипуляции собой с ущербом для себя и выгодой для другого.
  • Получить преимущества в борьбе за ограниченные ресурсы и ценности, принятые внутри социума.
  • Получить возможность самому использовать других для своей выгоды.

Самое интересное начинается тогда, когда подобная стратегия, являясь наиболее конкурентоспособной (а следовательно стабильно распространяемой в популяции), охватывает подавляющее большинство индивидуумов. Конкурентная борьба разворачивается на совершенно ином поле. Возможно, как когда-то для выживания перестало быть критичным наличие зубов и когтей, со временем масштабные войны с кровавыми жертвами уйдут в прошлое. Кто знает… Все, что для этого нужно — это более высокий уровень осознания предсказуемой модели поведения, и истинных намерений и мотивов большинством у большинства. Не догадки и предположения, но точное знание стратегии конкурента в борьбе за ресурсы и сохранение себя. Видимо, еще и поэтому бихевиористика, нейробиология поведения, психофизиология, и оценка меры участия во всем этом генетики переживают сегодня такой интерес.




источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *