Что делать, если родителям не нравится, как ты живёшь

Иногда близкие люди перегибают палку. Им кажется, что они хотят как лучше, но выглядит это как бесконечный поток критики. Мы поговорили с Инной Холодней — девушкой, которая научилась выстраивать здоровые отношения с семьёй (хотя ей всё ещё бывает трудно).

«Один из девизов нашей семьи — „всё должно быть как у людей“»

Моя семья всегда была скорее обеспеченной. Мне никогда ни в чём не отказывали: репетиторы, поездки за рубеж на отдых и учёбу, хорошие вещи. Папа — очень образованный человек, работает с зарубежными фирмами. Мама ушла с работы, когда я родилась, потому что папе нужна была поддержка: он много трудился и трудится до сих пор.

Один из девизов нашей семьи — «всё должно быть как у людей». Иногда это очень утомляет, потому что такая позиция накладывает ограничения на собственные желания и решения. Приходится укладывать себя в трафарет какого-то «нормального человека». Сейчас мне 27, и я от этого устала. Но когда я была младше, не ставила под сомнение такой подход к жизни — мне это казалось достаточно разумным и менять ничего не хотелось.

В 2015 году (мне было 23), я уехала на учёбу в Голландию и там обнаружила, что «нормальный человек» — понятие очень зыбкое. Многие люди из моего окружения на учёбе (а это ребята со всего мира), вкладывали в эту формулировку совершенно не то, к чему я привыкла. Для меня оказалось новым и удивительным, что можно делать то, к чему лежит душа, быть непохожим на других и при этом считаться нормальным и заслуживающим любви и принятия.

За границей Инна Холодней увидела, что отношения с родителями могут быть другими

Примерно тогда я впервые задумалась о том, как проходило моё детство, и поняла, что некоторые вещи в нём были не очень хорошими. Да, мне никогда не запрещали ничего из того, что считалось «правильным». Но если я выходила за рамки роли «хорошей девочки» — меня заставляли к ней возвращаться.

«Я не помню, чтобы принимала решение без оглядки на семью»

Почти все члены моей семьи в повседневной жизни неэмоциональны. При этом у нас нередко случались скандалы — это был практически единственный шанс выразить накопившиеся эмоции. Иногда, когда в семье случались конфликты, я слышала в свой адрес совершенно неконтролируемый поток неприятных слов, некоторые фразы я помню до сих пор. Не думаю, что это было что-то оригинальное — когда я обсуждаю эту тему с друзьями, становится понятно, что такие вещи говорят своим детям многие родители. Но позитивные эмоции у нас тоже не было принято выражать открыто.

Я часто слышала, что меня хвалят кому-то из знакомых, но гораздо реже мне делали комплименты в лицо. Мои достижения считались чем-то само собой разумеющимся.

Со временем я потеряла веру в то, что можно просто быть, и утвердилась во мнении, что нужно держать мину девочки, которая соответствует ожиданиям и никого не расстраивает.

При этом оценочные суждения семьи были со мной всегда. Я не помню, чтобы принимала решение без оглядки на «а что скажет мама? а вдруг дяде не понравится?». Очень часто, делая что-то, я заранее готовилась оправдываться и ругаться. Отвоевывать себя. Я не могу вспомнить, когда у нас начала работать такая схема. Мне кажется, так было всегда.

Самое яркое воспоминание из 9-го класса: мы едем на машине от дяди, за окном — ночная Тверская, я сижу на заднем сиденье машины и тихо плачу, потому что понимаю, что пойду учиться на юрфак, хотя совсем этого не хочу.

Я до сих пор не могу вспомнить, куда же я на самом деле хотела поступать. Зато очень хорошо помню, какую злость и беспомощность чувствовала от того, что мои желания не важны.

«Родителям важна даже форма моих ногтей»

Мои родители заинтересованы во всём, что со мной происходит. И когда я говорю «во всём», то имею в виду, что им есть дело не только до глобальных решений, которые повлияют на мою дальнейшую жизнь — поступление в университет, выбор будущего мужа, принятие карьерных решений. Им важна даже форма моих ногтей, цвет бровей, наличие и отсутствие чёлки, мой парфюм и чехол на телефоне, даже кафе, которое я выбираю для встреч с подругами. Друзья, конечно, родителей тоже интересуют.

Еще на блоге:   Истины в отношениях, переживающих трудные времена

Оцениваются не только мои действия, но и действия моего окружения — кто-то слишком мямля, а этот себе на уме, эта тусовщица, а этот бесперспективный. «Зачем тебе с ними общаться?»

Что бы я ни делала, я точно получу оценку, в первую очередь от мамы. Когда родители приезжали навестить меня в Голландию, я полтора часа выбирала, что надеть. Мне не хотелось, чтобы первая встреча за полгода была испорчена их комментариями о том, как я выгляжу.

Повод для критики есть всегда. Когда я начала учить корейский — «тебе просто нечем заняться, да кому это нужно?», когда я бросила корейский — «очень перспективный язык, почему ты оставила занятия?».

И так всегда. Когда я занималась танцами, я «уделяла им слишком много времени, а университету — мало», когда бросила — «очень надо на танцы, что ты дома сидишь».

В детстве у меня, конечно, была своя «дочь маминой подруги» — положительный, практически идеальный, пример. И Настька — как отрицательный. Отрицательным примером Настя была потому, что плевать хотела на мнение не только родителей, но и окружающих вообще, а так в моей семье было нельзя.

Даже если дело касается мелочей в духе мытья посуды или сервировки стола, я часто получаю фидбэк а-ля «да ну кто же так делает, у-у-у, дай я лучше сама». Пока я не начала жить одна в Голландии, я была абсолютно уверена в своей безрукости. Полтора года одиночества показали, что я вполне могу справляться с бытовыми (и не только) делами сама.

«Сначала я очень злилась, агрессивно отвечала на критику, много кричала и плакала. Это непродуктивно»

Наверное, впервые я задумалась о том, что нужно менять формат взаимодействия с родителями, оказавшись за границей в обществе ровесников, которые совсем иначе общались со своими семьями. Для меня было удивительно, что другие варианты взаимодействия с родителями вообще существуют. Я достаточно долго сидела с видом «а что, так можно было?». Их пример позволил мне осознать и отследить моменты, когда на меня давят, когда мне не нравится реакция родителей на мои действия.

Сначала я очень злилась, агрессивно отвечала на критику, много кричала и плакала. Это был не самый продуктивный метод: он давал выход моим эмоциям, но не менял поведения и отношения родителей. Я наконец стала вербализировать своё недовольство и закреплять для себя мысль, что мне не нужна критика, если я о ней не просила. Когда первая волна гнева схлынула, я начала более мягко указывать на то, что порой родительские советы мне не нужны, я могу разобраться сама, а их вмешательство нарушает мои границы. Я стала чаще умалчивать о своих решениях, так как пришла к мысли, что некоторые вещи их не касаются.

Два года назад я сделала татуировку, которая напоминает мне о том, что я всегда могу опереться на себя. Даже если кто-то не одобряет мои действия, главное — чтобы их одобряла я.

«Когда я поняла, что так жить дальше не могу и не хочу, обратилась к психологине»

Примерно год на терапии я ныла, плакала и жалела себя. На тот момент я не была готова к активному решению своих проблем с родителями, мне нужно было накопить ресурс. Когда он у меня появился и я нашла в себе силы бороться, начал вырисовываться план действий. Его можно было условно разделить на два этапа: эмоциональный и финансовый.

Еще на блоге:   Самоуважение – залог успеха в бизнесе и личной жизни

Так как работа на эмоциональном фронте могла занять годы, я решила начать с денежного вопроса. В компании моей подруги была открыта вакансия. Хоть это и не была работа моей мечты, благодаря ей я начала покрывать свои расходы. Это дало уверенность в своих силах и финансовую независимость. Я получила возможность работать с психологиней более плотно и, следовательно, продуктивно.

К сожалению, не могу сказать, что я полностью сепарировалась от семьи. Пока — нет. Да, я больше не живу с мамой на одной территории, но за квартиру, где я живу, платит мой отец. Мне тяжело даются отношения с финансами, хотя сейчас я по большей части обеспечиваю себя сама. Но мне не всегда удаётся разумно подходить к планированию финансов — я наконец-то «дорвалась». Как ребёнок, которому вдруг разрешили купить всё, что ему захочется. Так что главным пунктом моего плана всё ещё является полная финансовая независимость.

«Ко мне начали относиться как ко взрослому человеку со своим мнением»

Со временем у меня появилась возможность переехать в Москву из Московской области (там находится родительский дом, в котором я жила до и после учёбы в Голландии). Я стала тратить меньше времени на дорогу, и это тоже помогало экономить силы, а затем распределять их на более важные вещи. Когда я привыкла к новому укладу жизни, начала работать на эмоциональном фронте. И снова по двум направлением: с внутренней стороны — личные границы и уверенность в себе, а с внешней — выстраивание диалога с родителями.

На психотерапии мы начали с обретения веры в себя, свои силы и желания. Сейчас мы уже продвинулись достаточно далеко, чтобы я поняла: мне тоже нужно научиться слушать родителей. Бывают ситуации, в которых они действительно могут помочь, у них всё-таки есть жизненный опыт, которого нет у меня. Главное — не проваливаться в старый паттерн, где я строю всю свою жизнь вокруг того, что скажет мама.

Второй шаг — отстройка личных границ. Этим пришлось заниматься практически с нуля, я за годы постоянной оглядки на родителей совершенно забыла, что границы вообще у меня когда-то были.

Мы с моей психологиней выработали манеру ведения диалога, которая не вызывает агрессии со стороны родителей, но помогает вежливо отказываться от их советов и последовательно выстраивать свою линию поведения по отношению к ним. Теперь, даже если я не согласна с их позицией, вслух я выражаю что-то нейтральное и доброжелательное — в духе «да, спасибо за мнение, я подумаю пока ещё, здорово, что вам не всё равно». Они перестают настаивать, а я не трачу энергию на споры и могу принимать решения без лишнего давления.

Между нами теперь гораздо меньше скандалов и больше взаимопонимания. Мой статус в семье явно изменился: ко мне начали относиться как ко взрослому человеку со своим мнением.

Третий шаг — обретение собственной территории. Где я «одна хозяйка на кухне», где никто не может вмешаться в то, как я веду быт. Очень важно ощущать себя дома свободно и «в своём праве».

Сейчас я занимаюсь познанием себя — пытаюсь исследовать, что я за человек, что люблю, чего хочу и о чём мечтаю. Оказалось, я не так хорошо знаю себя, если отбросить все выученные «правильные» ходы и ограничивающие рамки. Пока процесс идёт тяжело, я всё ещё очень завишу от оценки моей семьи и окружающих, но дорогу осилит идущий.

«Вы самый главный человек в вашей жизни»

Я знаю, что с такой же проблемой, как у меня, сталкиваются многие. И всё, что я могу сказать: найдите опору в себе. Вы самый главный человек в вашей жизни. Заботьтесь о себе и помните, что обращаться за помощью — не стыдно. Не бывает идеальных людей, безупречных семей, безукоризненных жизней.

Мифического «нормального человека» тоже не существует, все мы разные и далеко не идеальные. Любые ваши решения имеют право на жизнь. И ошибки — это тоже нормально, их на определённых этапах совершают все. Вы наверняка сможете сами разобраться с последствиями своих действий, к тому же без этого опыта вы никогда не научитесь жить по-настоящему.

Сепарация — это страшновато. Вы будете чувствовать себя неуютно, особенно первое время. Потому что на вас внезапно свалится вся та ответственность за вашу жизнь, от которой вас «заботливо оберегали». Но, поверьте, оно того стоит.

Ангелина Грин   Источник

Читайте наши закрытые материалы

Добавить комментарий