Теория привязанности: как ранние отношения с родителями влияют на нашу жизнь

«Уйти нельзя остаться»: разбираемся, как и какие типы привязанности формируются у нас с детства, насколько качество первого общения с мамой и ранний телесный опыт определяют нашу восприимчивость к любви и доминирующую модель отношений во взрослой жизни и почему опыт небезопасной привязанности мешает человеку вырасти эмоционально и научиться доверять другим.


То, как мы живем, строим отношения и воспитываем детей во многом зависит от типа привязанности, который формируется с первых дней нашей жизни.

«Недостаток стабильного, заботливого и защищающего присутствия взрослого приводит к появлению небезопасной привязанности», — считает психотерапевт Келли Мак-Дэниел. Ее терапевтичная и практичная книга о материнской травме помогает переосмыслить свою жизнь, понять причины внутренней дисгармонии, справиться с деструктивным поведением и улучшить отношения с окружающими и с собой. Делимся фрагментом книги «В поиске материнской любви».

Теория привязанности

Работая в сиротских приютах, британский психиатр и психоаналитик Джон Боулби заметил, что дети, у которых были кров, еда и медицинское обслуживание, вовсе не процветали — напротив, многие из них умирали. Боулби начал искать причины этого явления.

Он выяснил, что для укрепления областей головного мозга, отвечающих за социальные функции, младенцам необходимо материнское тепло. Так же как белки и жиры для гармоничного развития систем организма. Объятия стимулируют рост мозга новорожденного. Ту же функцию выполняют сотни мелких прикосновений, когда мать меняет ему подгузники, кормит и носит его на руках.

Чем больше уютных объятий в жизни ребенка, тем восприимчивее становится его мозг к любви и другим счастливым переживаниям. В первые восемнадцать месяцев жизни младенца быстрорастущие сенсорные нейроны постоянно обучаются благодаря контакту с мамой.

Здоровая материнская забота способствует развитию правого полушария, отвечающего за способности понимать намеки других людей и эмпатии к чувствам окружающих. Его рост зависит от предсказуемых и чутких моментов выражения привязанности. Материнская любовь — основа, исходя из которой мозг либо полностью доверяет людям, либо не доверяет вовсе.

Как мы учимся привязанности

Примитивный опыт любящего прикосновения и безопасных звуков хранится в имплицитной, или телесной, памяти тела. Она аккумулирует информацию о мире и семье до развития осознанной памяти и хранит впечатления от окружающей обстановки (безопасность, принадлежность, радость, стресс).

Телесная память — примитивная часть врожденного интеллекта, которая учит нас безопасности, любви и помогает воспринимать реальность.

Начиная с последнего триместра беременности и до двухлетнего возраста головной мозг удваивается в объеме. Во время столь стремительного роста эмоциональная регуляция малыша напрямую зависит от родителя: взрослый снимает стресс, дает ощущение безопасности и учит доверять общению с человеком, так как ребенок пока не может самостоятельно «думать». Иначе говоря, младенцу нужен заботливый человек, который через звуки, прикосновения и просто присутствие рядом переводит любовь на понятный младенцу эмоциональный язык.

Если малыш плачет и кричит, он не пытается управлять взрослыми в своих целях. Так он сообщает о состоянии стресса и просит помощи. Маленькие дети не умеют самостоятельно регулировать эмоции — они учатся регуляции на основании заботы, которую получают.

Сонастроенность

Когда кто-то или что-то важны для нас, они поглощают все наше внимание. С помощью него мы демонстрируем признательность, любовь и уважение. Внимание, которое требует физического и эмоционального присутствия, — это и есть сонастроенность. Настроенность на любимое занятие, учителя или друга — демонстрация того, что для нас важно.

Дети, которые в первые три года жизни находятся в отношениях сонастроенности с родителем или опекуном, по мере взросления лучше управляют эмоциями. В таком случае исследователи говорят о безопасной привязанности.

Мама сонастраивается с ребенком различными способами. Например замечает, что он устал, голоден, хочет спать или его нужно утешить. Чуткая мама понимает, как именно успокоить малыша. Подстраивает свои прикосновения под предпочтения ребенка. По внешним приметам угадывает, когда ребенку одиноко или страшно. И дает свободное пространство, когда видит, что малыш полностью удовлетворен.

Еще на блоге:   Эпоха перемен для детей и подростков

Через зрительный контакт, звуки и прикосновения мать учит ребенка тому, как ощущается любовь. Когда базовые потребности в утешении, пище и прикосновении удовлетворяются адекватно возрасту малыша, более поздние задачи социализации, обучения и развития даются ему легче. Сонастроенность формирует здоровую, крепкую нервную систему, которая позволяет ребенку познать себя, окружающий мир и в будущем создать счастливые взаимосвязи с другими людьми.

Безопасная привязанность

Чтобы сформировалась безопасная привязанность, опека и сонастроенность необязательно должны быть идеальными. Ухаживая за малышами, все мамы совершают множество ошибок. Но, держа ребенка на руках, укачивая его и извиняясь, чутко настроенные матери исправляют естественно возникающие огрехи. Действуя ласково и вовлеченно, мамы восстанавливают связь с младенцами после долгого отсутствия или эмоционального всплеска. Природа не требует совершенства, и детям оно тоже не нужно.

Безопасная привязанность исходит из взаимозависимой двусторонней связи между мамой и малышом. Благодаря ей у ребенка возникает и крепнет уверенность в том, что отношения снимают боль.

Безопасная привязанность облегчает взросление. Самодостаточность — это следствие здоровой зависимости и удовлетворенных потребностей, наиболее важных в ранний, крайне хрупкий, период развития. Безопасную привязанность можно представить в виде защищенного места, надежного эмоционального укрытия, по сути дома.

Дети с безопасной привязанностью обычно любопытнее и реже проявляют агрессию, чем их сверстники с небезопасной привязанностью. У них развита эмпатия. Они умеют справляться с трудностями и способны поддерживать близкие отношения с друзьями, возлюбленными и собственными детьми на протяжении всей жизни.

Небезопасная привязанность

Как и любые другие дети, младенцы с безопасной привязанностью страдают, когда случается что-нибудь плохое. Важно, что они быстрее выходят из этого состояния, начинают доверять другим и позволяют помочь себе в трудную минуту. Однако у младенцев, не получавших адекватной заботы и опеки, глубоко внутри коренится огорчение.

Дети с небезопасной привязанностью взрослеют. Их нервная система реагирует совершенно иначе, чем у тех, кто формирует безопасные близкие отношения. Созревшим физически людям опыт небезопасной привязанности мешает вырасти эмоционально. Из-за нее развиваются симптомы тревоги, из-за чего тяжело доверять другим и концентрироваться.

В средних классах дети с небезопасной привязанностью склонны к депрессии, нерешительности, прокрастинации, социальной изоляции, расстройству пищевого поведения (РПП) или зависимостям разного рода.

Специалисты в этой сфере считают, что примерно у 50% населения сформирован небезопасный тип привязанности. Термин «материнский голод» описывает вызванные этим ощущения — тоску по душевной близости, ласке и защите, от которой не избавляют никакие психологические ухищрения.

Признаки небезопасной привязанности

Из-за нехватки необходимой опеки в раннем детстве малыши и взрослые с бóльшим трудом нормально уживаются с другими, они отдаляются или замыкаются в себе, если им страшно.

Люди с небезопасной привязанностью могут быть чрезмерно зависимыми, нетерпеливыми и менее гибкими, чем их сверстники, следующие безопасному типу отношений. У них хуже работает память, они неспособны к многолетней дружбе и страдают от одиночества. Некоторые в моменты разногласий проявляют агрессию.

Психологическая адаптация к небезопасной привязанности приводит к разрушительным последствиям: расстройствам психики, аддиктивному поведению и другим проблемам. Однако все они связаны с отсутствием поддержки, а не со слабостью характера или безволием.

Без здоровой материнской опеки маленькие девочки взрослеют с заключенным в теле чувством «я одна, и это моя вина». Подобные мысли порождают стыд и ненависть к себе, которые препятствуют бережному вниманию к собственным нуждам, здоровым отношениям и моментам искренней радости.

Выделяют два типа небезопасной привязанности — тревожную и избегающую.

Избегающая привязанность

Дети с избегающей привязанностью приучаются скрывать собственные чувства с самого раннего возраста. Многие эмоционально отдаляются от людей из соображений безопасности, чтобы защититься от отвержения или угнетения.

Келли Мак-Дэниел выделяет две основные причины появления избегающей привязанности.

  1. Недостаток материнской заботы. Основной опекун нередко оставался безразличным. Он слишком рано и часто начал оставлять ребенка, не помогал справиться со стрессом после сепарации. Это нарушило раннюю привязанность. Если никто не появлялся, чтобы успокоить расстроенного младенца, потребность в утешении и участии подавлялась — только так можно было вынести невыносимое.
  2. Переизбыток материнской заботы. Присутствие основного опекуна было удушающим. Для младенцев переизбыток внимания матери вовсе не проблема — лучше заботиться больше, а не меньше. Но со временем дочерям становится сложно отделиться от всепоглощающей мамы. Этот феномен называют «опутывание». Он возникает, когда материнская потребность в дружеском общении и эмоциональной поддержке превосходит способность ребенка к независимости и проявлению заботы.
Еще на блоге:   Прокачайте свою женственность: как нравиться мужчинам

Без надлежащего вмешательства во взрослом возрасте женщины теряют способность к признанию и принятию своих и чужих мыслей и эмоций.

Избегающая женщина поначалу производит впечатление эмоционально доступного человека. Однако это заученное поведение и ничего не говорит о реальной искренности.

Взрослые избегающие женщины нередко чувствуют, что ближайшие спутники не дают им свободно дышать или держат в заточении. Бессознательная реакция влияет на язык тела и выражение лица, которые как бы сообщают: «Отстань» или «Оставь меня в покое».

Они не замечают признаков того, что окружающим требуется сочувствие. Раздражаются, если близкие нуждаются в утешении, осуждают людей за это и называют их надоедливыми и неполноценными.

Часто женщин с избегающей привязанностью обычно привлекают тревожные люди, которые больше вкладывают в отношения, бессознательно пытаются контролировать ситуацию и создавать иллюзию благополучия. Так избегающим женщинам не приходится просить о близости, чтобы удовлетворить свою потребность в ней. Просьба о тесном общении подразумевает уязвимость, а женщины с избегающей привязанностью не выносят эмоциональной незащищенности.

Тревожная привязанность

В отличие от женщин избегающего типа, девушки с тревожной привязанностью знают: в их паттерне отношений чего-то не хватает. Обычно они стыдятся своих эмоциональных потребностей. Когда культура обесценивает отношения и тесные связи, женщин с тревожной привязанностью называют навязчивыми, прилипчивыми или зависимыми, если они пытаются с кем-то сблизиться. Действительно, они испытывают жажду близости, которую сложно удовлетворить. Однако это не патология, а еще одно проявление голода по матери.

Тревожная привязанность формируется, если мать не настраивается на дочь ожидаемыми способами. Мамы, которым тяжело выражать душевную симпатию или которые подвержены частым и спонтанным сменам настроения, воспитывают тревожных дочерей. Слишком строгие матери-перфекционистки также усугубляют тревожное состояние девочек. Женщины, которым кажется невыносимым удовлетворять естественные потребности детей, используют мимику и жесты, от которых девочкам становится больно и стыдно, и у них уже не возникает вопрос: «А ты меня любишь?»

У взрослых женщин с тревожной привязанностью нет внутренней структуры, которая позволяла бы им комфортно находиться наедине с собой и другими. Они постоянно требуют близости от друзей и возлюбленных, однако легко скатываются к ревности и раздражению.

Их эмоции по интенсивности напоминают истерики младенцев и малышей. Они плачут, кричат или дуются в попытке привлечь окружающих. Могут выходить из себя, демонстративно обижаться, отказываться от пищи, мстить за то, что их покинули, причем даже собственным дочерям. Одиночество они приравнивают к пытке. Уединяться, чтобы восстановить силы, — для них такое немыслимо.

Реальность перемен

Вне зависимости от вашего стиля привязанности вполне реально трансформировать его в то, что специалисты называют приобретенной безопасной привязанностью. Иначе говоря, вы в состоянии изменить свой стиль привязанности. Восстанавливая и восполняя компоненты материнской заботы, недополученные в детстве, вы выстраиваете внутри себя чувство защищенности.

Целительные практики оздоравливают нервную систему и заполняют пустóты там, где должна была запечатлеться нежная связь раннего детства. Подобно тому, как регулярные физические упражнения тренируют тело, усилия, направленные на восстановление опеки, защиты и наставничества, укрепляют головной мозг.

Ощущение безопасности приобретается ценой усилий, но самые важные шаги на пути к исцелению вы можете сделать уже сейчас. Попробуйте познакомиться со своим типом привязанности и его нюансами. Развивайте осознанность и не бойтесь обращаться за помощью и поддержкой к специалистам, друзьям, партнерам и даже домашним любимцам.

Источник

Читайте нас в удобном формате
Telegram | Facebook | Instagram | Tags

Добавить комментарий