Как современные подростки строят отношения со сверстниками

Завышенные требования современных подростков друг к другу не позволяют им выстроить здоровую коммуникацию. К чему это может привести, размышляет Катерина Мурашова

Стоит признать, что за последние 100–150 лет человеческая цивилизация несомненно достигла значительных успехов в сфере отношений между людьми и в том, как мы об этом разговариваем с нашими детьми и чему их учим.

Была публично отвергнута идея семейного насилия, которое прежде фактически общественно одобрялось. Небитые дети уже не считались недовоспитанными (прежде эта идея была закреплена, например в российском «Домострое»), а регулярные избиения не угодившей мужу жены больше не видят как «учение для ее же пользы». Кроме того, на протяжении XIX и XX веков были законодательно отменены избиения детей взрослыми в школах: в Российской империи это официально произошло в 1864 году, в Великобритании, одном из последних столпов телесных наказаний учащихся, — в 1986 году.

Кроме того, сами по себе идеи ценности отдельной личности, в том числе ребенка и подростка, одновременного наличия разных мнений и их мирного сосуществования в обществе, уважения к людскому разнообразию и инаковости не могут рассматриваться иначе, чем положительные. То есть направление движения маятника было и вроде бы безусловно прогрессивное.

Однако возникает вопрос: не пройдена ли уже нижняя точка и не летит ли маятник дальше, чем хотелось бы? Что заставляет меня, как практикующего психолога, сегодня думать и говорить об этом?

В первую очередь, мне кажется, что большое количество подростков и молодых людей, которые жалуются на одиночество, одновременно с этим предъявляют к отношениям — дружеским, приятельским, любовным — какие-то, на мой взгляд, совершенно нереалистические требования.

Современные родители же часто транслируют детям достаточно странную информацию об этих самых отношениях. Надо признать, что родители говорили нечто подобное и во времена, например, моего собственного детства, но тогда дети и подростки успешно пропускали это «мимо ушей». Нынешние, по моим наблюдениям, — прислушиваются и повторяют, а также используют как руководство к действию.

Объясняю подробнее, о чем идет речь:

  • «Если мы друзья, он должен меня всегда выслушивать и понимать». В ответ на это у меня лично возникает вопрос: а ты его всегда выслушиваешь?
  • «Она тебя использует, поэтому не дружи с ней».
  • «Эти дети не ровня моему ребенку, он гораздо развитее их. Им просто не о чем общаться и учиться делать это ни к чему. Надо искать соответствующий ему круг».
  • «Там ужасный коллектив, у него там нет настоящих друзей, они его троллят (хейтят, буллят), надо немедленно переводить его на семейное (индивидуальное, онлайн) обучение».
  • «Это абьюз, токсичные отношения, от них надо избавляться. Да, любовь, но все равно… ничего не поделаешь».
  • «Надо проговаривать свои чувства, нельзя держать их в себе — это везде говорят. Ну вот я их и проговариваю, а он говорит, что устал от этого. Получается, он меня не любит?» Мое соображение по этому поводу: вообще-то чувства — это то, что выражают. Они для этого и существуют. А проговаривают, если сочтут нужным, свои мысли, выводы, гипотезы. Вот наша кошка вообще ничего не говорит, а об ее текущих чувствах мы обычно неплохо осведомлены. Может быть, попробовать так, традиционно? И конечно, учесть при этом чувства партнера.
Еще на блоге:   Обучение под гипнозом - возможные последствия

Что мне здесь видится неправильным? В самом общем виде то, что дети и подростки с подачи СМИ и интернет-гуру воображают себе некий идеальный мир отношений, в котором почему-то не учитываются не слишком красивые, но вполне объективные, часто опирающиеся прямо на биологию вещи.

  1. Отношения между двумя людьми крайне редко бывают реально равными. Почти всегда один ведущий, другой ведомый, один формирует стратегию, другой соглашается, один умнее и красноречивее, другой слушает, открыв рот, может быть один тихий «креатор», а другой энергичный и предприимчивый. В процессе развития отношений роли могут меняться. Эти отношения выглядят неравными и таковыми являются по факту. В процессе реализации своей дружбы неидеальные дети/подростки могут посмеиваться друг над другом, дразниться, обижаться, ссориться и даже драться и мириться. Все это — признак живых, развивающихся, взаимно обогащающих отношений. Ребенок не очень энергичный получает в этой дружбе «движок», ребенок — говорун и фантазер получает слушателя.
  2. Наиболее крепкие дружеские или любовные отношения очень часто начинаются с прямого конфликта (вспомните многочисленные фильмы и книги об этом, например фильм «Девчата», книга «Три мушкетера»). Почему так происходит? Да потому что именно в конфликте сразу очевиден взаимный интерес, конкуренция достойных, плюс в конфликте на адреналине мы всегда несколько внимательнее, наблюдательнее, наш ум острее, чем обычно. А значит, в единицу времени мы увидим и поймем больше — про нашего противника (потенциального союзника, друга) и про себя тоже. Это сильное переживание, и если конфликт удалось разрешить, то яркое событие сразу становится хорошим фундаментом для начала отношений.
  3. Если мы говорим о начале любовных отношений, то надо понимать, что у юных людей нет других «тренажеров» для обучения, кроме, собственно, других людей. И сам ребенок, подросток, соответственно, является «тренажером» для кого-то другого. Нельзя научиться дружить по книжке, и нельзя научиться строить реальные любовные и любые другие отношения по интернету. Мы всегда учились и продолжаем делать это «друг об друга» — ошибаясь, теряя, находя, обижая и обижаясь. Иного способа нет. Виртуально можно научиться строить только виртуальные отношения, и я наблюдаю, как к этому дело в общем-то и идет. Довольно много сложных и интересных подростков говорят мне: «У меня есть только один настоящий друг, он меня понимает, он живет в другом городе, мы общаемся по интернету. А в классе… нет, в классе я, конечно, со всеми как-то общаюсь, но друзей нет».
  4. Мы, высоко социальные приматы, по самой своей сути — конкурентные существа. Поэтому некая доля злобноватой конкуренции присутствует почти в любых дружеских и близких отношениях (особенно если хоть как-то совпадают сферы деятельности). Бывшие одноклассники могут дружить всю жизнь и ревниво присматриваться к успехам и неудачам друг друга. При встречах они могут ядовито злословить по поводу достижений отсутствующих, что абсолютно не мешает им в действительно трудную минуту объединяться и эффективно приходить на помощь товарищу.
  5. Психологическая устойчивость человека в значительной степени формируется в детстве — путем упражнения. Ровно так же, как путем упражнения мы наращиваем мышцы, делая физическую работу. Детство в общем-то для этого и предназначено — в достаточно «лайтовом» режиме научиться правильно и эффективно общаться, дружить, любить, обижаться, справляться с ситуациями, когда тебя отвергают, не принимают, не понимают, находить из них выход, изучать и опробовать способы нравиться другим, быть понятым, завоевывать, присваивать себе то и тех, кто нравится тебе. Из этого прямо следует, что все эти процессы должны случаться в реальном мире, чтобы ребенок научился с ними работать спокойно, без паники и желания удрать в виртуал, с возможностью при необходимости получить совет и моральную поддержку старшего товарища. Причем работать осознанно и в основном самостоятельно.
Еще на блоге:   Секс-куклы: Почему они так привлекают мужчин и женщин?

Что меня тревожит? Беседуя с моими посетителями юного возраста, я все чаще замечаю, что они используют лишь один способ работы с вышеозначенными трудностями — бегство.

  • «Мы расстались, так как он — токс, он меня все время критиковал».
  • «Я очень ее любил, но мы расстались, так как я понял, что просто “не вывожу” эмоционально ее нарциссизм».
  • «Мы забрали его из школы, его там буллили — дразнили толстым».
  • «Он хотел, чтобы мы встречались каждый день, а для меня это слишком, я удалила его из друзей и на письма не отвечаю».
  • «Моя подруга меня предала, теперь я ни с кем не дружу, мне так проще».
  • «Отношения — это слишком сложно, современные девушки слишком много хотят. Мне и так неплохо, самому с собой».

Ставя слишком высокую планку в отношениях для других, но не слишком задирая ее для себя, мы что же, хотим оказаться в мире вообще без глубоких отношений? Где, при малейших трудностях, люди будут просто сбегать? В одиночество или в ни к чему не обязывающие интернет-коммуникации?

А может быть, это вовсе и неплохо? Времена безбашенных мушкетеров и бесхитростных лесорубов просто прошли. Просто — эволюция? Ведь для современных «снежинок» у нас есть еще и формальные, относительно безопасные, корпоративные отношения. Есть кружки по интересам и хобби.

Что вы думаете по этому поводу, уважаемые читатели? Замечаете ли описанные мною тенденции или нет? Кажутся ли вам опасными или, наоборот, практически полезными все эти современные сленговые «хейтеры», «токсы» и «абьюзивные отношения»? Как вы видите развитие этой ситуации? Что, на ваш взгляд, ждет отношения между людьми в ближайшем или далеком будущем?

Автор: Катерина Мурашова

Источник

Читайте нас в удобном формате
Telegram | Facebook | Instagram | Tags

Добавить комментарий