Почему уровень религиозности снижается во всем мире

Вопреки новостному фону и мнению некоторые ученых, исследования показывают, что с 2007 года уровень религиозности во всем мире снижается. Чем объясняется эта тенденция, как религия связана с благополучием и будут ли россияне больше верить в Бога из-за событий последних лет.


Еще в 2017 году, в России, согласно статистике Русской православной церкви, открывалось по три храма в день, а представители РПЦ все последние годы принимают самое активное участие в общественных и политических процессах в стране. В ноябре 2020 года в Польше при активном содействии католической церкви были запрещены аборты. В Афганистане в 2022 году женщинам и девочкам было запрещено учиться — свои действия талибы (организация «Талибан» признана в России террористической и запрещена) объясняли необходимостью создания в государстве «соответствующей исламской среды». При чтении подобных новостей возникает ощущение, что в ХХI веке религия вновь начинает играть все большую роль в жизни общества по всему миру.

Этот мнение разделяют и некоторые исследователи. В 2008 году профессор Лондонской школы экономики Кристофер Коукер писал: «Сегодня можно с уверенностью утверждать, что религия вернулась и теперь образует остов развития многих обществ, в том числе с точки зрения прав человека. Это факт, с которым западному миру придется считаться в обозримые годы». В 2015 году с ним согласился российский исследователь Александр Яковлев из Института Востоковедения РАН: «В конце ХХ века внимательные наблюдатели с очевидным удивлением отмечали возвращение религии в политику, культуру и экономику, в публичное пространство, казалось бы, давно сформировавшееся на принципах рационализма и антропоцентризма».

По его словам, «религиозный Ренессанс» проявляется по-разному в странах Востока и Запада, однако влияние религии «так или иначе ощутимо прежде всего в духовной сфере, социальных и семейных нормах жизни, а также в хозяйственных занятиях и политической ориентации личности».

Однако с такими выводами о торжестве религии в XXI веке был категорически не согласен социолог и политолог Рональд Инглхарт, создатель проекта «Всемирный обзор ценностей», который проводится с 1981 года и сегодня охватывает 111 стран мира, где проживает 90% населения планеты. Цель проекта — через регулярные опросы исследовать изменения ценностей людей и их влияние на социальную и политическую жизнь обществ.

Рональд Инглхарт. Фото: HSE

Незадолго до своей смерти в 2021 году Инглхарт опубликовал работу под названием «Отказ от Бога: глобальный упадок религии» (Giving Up on God: The Global Decline of Religion). В ней он, с одной стороны, соглашался, что в период с 1981 по 2007 год уровень религиозности, который измеряется количеством утвердительных ответов респондентов на вопрос «Насколько важен бог в вашей жизни», повсеместно возрастал, особенно в бывших коммунистических странах (в 33 из 49 исследуемых стран стало больше верующих). Однако свежие исследования, проведенные с 2007 по 2020 год, наоборот, показывали, что в 43 из 49 стран отмечается снижение религиозности.

Как отмечал исследователь, тенденция наблюдалась не только в развитых странах — ее контуры уже проступают и в развивающихся государствах. Об этом свидетельствуют свежие данные другого проекта — «Арабского барометра», который проводит социологические опросы в арабских странах. Так, в 2013 году порядка 51% респондентов отмечали, что они доверяют религиозным лидерам, но уже в 2019 году доля этих людей упала до 40%. Схожее снижение произошло и в отношении доверия к религиозным партиям — с 35% в 2013 до 20% в 2018.

Что же приходит на место религии? Профессор НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Эдуард Понарин объяснил, что идеологическая палитра обычно представлена тремя направлениями: левая, либеральная и правая идеологии. В частности, эксперт отметил, что «правая (консервативная) идеология бывает национальной и религиозной. Левая — социал-демократической и коммунистической. В либерализме тоже бывают оттенки». При этом каждая из них, как и религия, способна овладевать массами.

«С упадком религиозности в либеральную эпоху Просвещения на смену религии пришел национализм, породивший новую романтическую эпоху пробуждения народов. Либерализм не исчез, но национализм оказался популярнее. Почти все европейские войны XIX века велись от имени наций. А в Северной Европе в XX веке все более популярной становилась социал-демократическая идеология. Именно она и господствует до сих пор в Скандинавии, хотя вследствие миграционного кризиса 2015 года там усиливается национализм — впервые за долгое время», — отмечает Понарин.

Причины отступления религии

Рональд Инглхарт и его соавтор, англо-американский политолог, профессор сравнительной политологии Школы управления им. Джона Ф. Кеннеди в Гарвардском университете Пиппа Норрис считают, что тренд на секуляризацию вытекает из двух основных факторов. Первый — растущий уровень безопасности. Многие столетия вера давала людям целостную картину мира, где четко оговорено, как необходимо вести себя в жизни, чтобы получить благословение высших сил. Религия выполняла важную функцию — защищала психику людей во времена войн и катаклизмов, делала жизнь более размеренной и прогнозируемой.

Еще на блоге:   10 фактов о человеческом теле, которые кажутся фантастикой

«Я думаю, что людям помогает вера и надежда. Обращаясь к религии в поисках опоры, они могут себе таким образом помочь. В этом свете мне откликается афоризм, что «в окопах не бывает атеистов». Он про то, что во время крайнего стресса люди склонны верить в высшие силы или надеяться на их вмешательство», — объясняет психологическую функцию религии Бекренева Юлия, психолог-консультант, старший преподаватель кафедры кризисных и экстремальных ситуаций факультета психологии СПбГУ.

Кроме того, Рональд Инглхарт и Пиппа Норрис напоминают, что в предыдущие столетия религиозные институты брали на себя множество общественно значимых ролей: церкви занимались сиротами, помогали оказавшимся в сложной жизненной ситуации, при них открывались школы, библиотеки. Религиозные авторитеты поощряли благотворительность и выступали, но не всегда последовательно, против насилия. Сегодня, благодаря развитию социального государства, которое берет на себя вопросы, связанные с обучением детей, уходом за пожилыми, лечением больных, выплатой пособий, и благодаря поступательному снижению насилия по всему миру, уменьшается и спрос на религию. С 1946 года число погибших в войнах, как и уровень преступности, постепенно снижается.

Второй фактор — сдвиг от норм рождаемости к нормам индивидуального выбора. Традиционные религии всегда поддерживали активное рождение детей. В условиях антисанитарии и зачаточного состояния медицинской помощи, приводящих к высокой младенческой смертности, это было оправдано — в противном случае население планеты просто вымерло бы. Однако это накладывало на людей ограничения в репродуктивном поведении: запрет на аборт или однополые контакты, поощрение в некоторых религиях многоженства.

В наши дни, благодаря прорывам в медицине и санитарии, детская смертность многократно снизилась, а средняя продолжительность жизни, наоборот, увеличилась. В этой связи, как заключают исследователи, правила сексуального поведения, диктуемые религиями, стали невостребованными, что и повлияло на отношение к религии в целом.

К дополнительным факторам, объясняющим снижение религиозности населения, ученые также отнесли то, что общественности стали известны подробности сексуального насилия, в том числе в отношении детей, в католической церкви в США, в Канаде, в европейских странах. Во Франции, например, специально созданная Независимая комиссия по расследованию случаев сексуального насилия в Католической церкви Франции (CIASE) обнаружила, что за последние 70 лет жертвами сексуального насилия со стороны священников могли стать порядка 216 000 детей.

Свято место пусто не бывает

При этом Рональд Инглхарт в работе «Неожиданный упадок религиозности в развитых странах» подчеркивает, что тренд на секуляризацию — это нелинейный процесс: если общество долгое время находится в кризисе, если пропадает чувство безопасности и уверенности в будущем, то вера в бога может наверстать упущенные позиции. Так, например, случилось России и других посткоммунистических странах в 90-е. Крах социалистического блока привел не только к обрушению уровня жизни, тем самым лишив людей чувства безопасности, но и к потере идеологии, служившей духовной опорой для многих граждан.

На этот феномен обратили внимание Рональд Инглхарт и Пиппа Норрис: по собранным ими данным видно, что с 1981 по 2007 годы в странах, где фиксировался рост религиозности, шесть были бывшими коммунистическими, также в 13 из 15 стран бывшего советского блока влияние религии усилилось.

«В позднесоветское время религиозность стала очень распространена среди элиты, среди самых образованных слоев. Это были поиски морально-этических устоев, ведь главная роль религии — это формирование моральных норм. Тогда существовали особенно популярные у интеллигенции священники, например, Александр Мень, у которого была очень высокоинтеллектуальная аудитория», — комментирует данные социолог, кандидат экономических наук Любовь Борусяк.

Социолог Борис Дубин в статье «Массовая религиозная культура в России (тенденции и итоги 1990-х годов)» отмечал схожую ситуацию: «В массе к верующим на рубеже XX и XXI веков — так оно было, впрочем, и в начале 1990-х годов — чаще других причисляют себя женщины, пожилые респонденты, люди с неполным образованием. Однако максимальный рост числа тех, кто называет себя верующим, за 1990-е годы наблюдается не только среди пожилых россиян, но и, напротив, среди молодежи, мужчин, респондентов с высшим образованием. Похожая тенденция видна на данных о регулярности посещения церковных служб».

Однако принадлежность к религии в 90-е годы означала для многих россиян элемент нового, отличного от советского поведения, то есть олицетворяла в некотором роде «бунт» против старых запретов, считает социолог Любовь Борусяк. В разговоре с Forbes Life она уточнила, что в 60-е и 70-е годы участие в крестных ходах и других церковных богослужениях зачастую воспринималось их участниками как протест против советской власти.

Еще на блоге:   Хотите быть родителем успешных детей - вот вам 8 ролей.

Во-вторых, быть православным, по мнению Борусяк, не всегда значило для человека быть верующим: очень часто это был один из способов показать принадлежность к России, ее народу и культуре. В логике этих людей быть русским автоматически означало быть православным, при этом важность религиозных догм и Бога в их жизни была невелика — и эта двоякость продолжает прослеживаться и сегодня.

«С одной стороны, сильно выросло количество людей, которые ходят в церковь по праздникам, освещают куличи и набирают святую воду. С другой — люди по большей части не знают молитв, не исповедуются и не причащаются. Таким образом, выросла именно демонстративная принадлежность к религии, а не содержательная», — обращает внимание Любовь Борусяк.

По ее мнению, в России «что атеизм, что религия всегда были условными», и несмотря на всю антирелигиозную пропаганду в СССР, очень многие околорелигиозные традиции соблюдались даже тогда. Например, Пасху отмечали все, крестили детей, даже те, кому это было не положено по работе,— для этого приглашали священников на дом, чтобы никто «не донес» из церкви, рассказывает социолог.

Экономическая стабилизация 2000-х, за которой последовал относительный рост благосостояния граждан, и снижение уровня насилия могли стать катализаторами постепенного снижения религиозности россиян, что видно по опросам общественного мнения. Например, опросы ВЦИОМа показывают, что с 2017 по 2021 годы число тех, кто относит себя к последователям православия, снизилось с 75% до 66%, тогда как доля неверующих подскочила в два раза — с 7% до 14%, количество адептов других религий не изменилось. Практически идентичные данные за 2017 и 2021 годы дает Левада-центр (признан иноагентом) — число назвавших себя верующими снизилось с 77% до 65%.

Верующие или нет?

Если приверженность религии напрямую зависит от чувства безопасности в обществе, то в условиях «спецоперации»* пока неясно, как будет меняться число верующих. С одной стороны, в 2022 году, по данным ВЦИОМ, доля россиян, довольных жизнью, выросла на 10%: стало больше тех (с 48% до 58%), кто положительно оценивает ситуацию в стране и разделяет общий вектор развития страны. С другой стороны, в апреле 2022 года, по данным Левада-центра (признан иноагентом), число верующих снова подскочило вверх — с 65% до 71%.

Однако, по словам руководителя отдела социально-политических исследований «Левада-центра» Наталии Зоркой, не стоит интерпретировать эти данные как доказательство новой волны религиозности россиян. «После апрельского у нас еще был октябрьский замер. Там после этого подъема на 6% примерно такой же спад, и такие колебания почти не выходят за границы статистической погрешности. Также есть рост доверия к РПЦ в конце 2022 года, но нельзя это связывать напрямую с ролью православной веры — на фоне «спецоперации» доверие к основным институтам вообще выросло», — объясняет Зоркая.

В то же время психолог Юлия Бекренева наблюдает рост религиозности в своей практике. Она объясняет это тем, что «люди пытаются в неопределенности найти хоть какие-то ориентиры и то, на что можно опереться. Что-то большее, чем они. При этом нужно отметить, что интерес к эзотерическим практикам тоже поднимается. Механизм один: каждый ищет что-то, что ему может помочь».

Любовь Борусяк предлагает две возможные причины незначительного роста религиозности россиян в последний год: во-первых, называть себя православным и верующим — это один из способов консолидации с государством и его нынешней политикой для людей, которые разделяют его ценности. Во-вторых, эту динамику можно объяснить тем, что люди в состоянии страха за близких и неопределенности ищут духовную опору в религии.

Автор: Сергей Филимонов

Источник

Читайте нас в удобном формате
Telegram | Facebook | Instagram | Tags

Добавить комментарий