Не дайте загнать себя в узкоколейку развития!

Как перестать быть рабом прошлого опыта и выйти за рамки адаптации? Об этом в лекции «Конкурс пророков: от амебы до Харари» рассказал академик РАО, заведующий кафедрой психологии личности факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова Александр Асмолов. Основные тезисы лекции.

1. У каждой эпохи — свои ключевые символы, связанные с научным дискурсом. В 1930-х таким символом была модель атома. В 1960-х,после работ Уотсона и Крика, в конкуренцию с атомом вступила ДНК. В XXI веке на смену им пришел мозг и, что еще важнее, разум. С ним до сих пор не могут конкурировать ни модели искусственного интеллекта, ни электронные модели, ни экономические «чудеса».

2. Во времена предельной неопределенности всегда возникает вопрос: «Что с нами будет?» И, чтобы дать на него ответ, появляются многочисленные пророки. К их числу можно отнести Нострадамуса и Жюля Верна, Митио Каку и Фрэнсиса Фукуяму, Элвина Тоффлера, Рэя Курцвейла и Юваля Харари. Эти мастера предлагают разные программы развития человечества.

Так, футуролог и физик-теоретик Митио Каку убежден, что в будущем невостребованными останутся специалисты, которые выполняют рутинные задачи. Философ и политолог Фрэнсис Фукуяма — один из «пророков конца». Тоффлер настаивает на том, что человечество столкнется с новыми сложностями, социальными конфликтами и глобальными проблемами, а Курцвейл ожидает превращения людей в киборгов.

3. Мы забываем задавать ключевой вопрос: «Зачем?». Мы совершаем множество открытий, проводим исследования, создаем школы, программы и платформы, но часто слишком увлечены одними лишь технологиями, инструментами, платформами и забываем о сути. А между тем «Зачем?» — ключевой вопрос о смыслах, ради которых мы живем, о наших мотивах.

Сегодня как никогда актуальна формула Ницше: кто знает, зачем, выдержит любое «как».

4. Возможность предвосхищения будущего возникает на самых простых уровнях организации жизни. Способность предвидеть будущее на основе прошлого опыта присуща не только провидцам и визионерам, но и простейшим организмам.

Может заинтересовать:   Для закрепления мысли необходимо движение

Всего выделяют три уровня адаптации:

  • Реактивная адаптация наблюдается даже у простейших организмов. Если окружающая среда меняется, они способны подстроиться.
  • Предиктивная адаптация — предвосхищение будущего в ситуации неопределенности — возникает на более сложном уровне развития. Хищник способен предугадать, где окажется жертва, и подстерегать ее в этом месте.
  • Преадаптация, конструирование будущего — высший уровень. Каждый из нас в определенной степени не подстраивается под реальность, а меняет ее под себя, в каждом преадаптивное поведение сочетается с адаптивным.

5. Как понять, куда двигаться, в мире, который меняется так стремительно? Есть несколько стратегий: пытаться увидеть будущее, предвосхищать его или конструировать. Иными словами, не ждать, когда что-то произойдет, а использовать неопределенность ситуации.

6. Важно не забывать об эффекте самосбывающихся пророчеств. Пророк прогнозирует, и реальность начинает выстраиваться в соответствии с его пророчеством. Все мы в известной степени делаем свой прогноз конструктором поведения и, в конечном счете, реальности. Как этого избежать? Важно, чтобы прогнозы не исходили только из прошлого опыта и рациональных моделей поведения. Наряду с рациональными прогнозами необходимо разрабатывать преадаптивные модели прогнозирования.

7. Мы часто становимся рабами диктатуры прошлого опыта. На нас действует «эффект колеи», диктатура трендов. Это проблема мономотивационных обществ, закрытых систем, в которых будущее предопределено, где есть только один путь, одна колея. Все развитие в таком обществе сводится к адаптации, а адаптивная модель априори уязвима.

Может заинтересовать:   Почему решительность так важна в нашей жизни

Шуты, трикстеры, такие как Дон Кихот, Санчо Панса, вносят в культуру неадаптивность, выбирают не трендовый путь развития. Но тот, кто предлагает нестандартное решение, немедленно слышит: «Вам что, больше всех надо?» Общество стремится «усреднить» его, привести к общему знаменателю.

Обществу выгодны носители конформизма, которые не отклоняются от заданной линии поведения.

Но мы ценны тем, что прорываемся за рамки адаптации. В этом могут помочь мозговой штурм и коаны дзен-буддизма, импровизация, экспромт, хакатон, а также… смех и театр абсурда.

8. Ключевой вектор развития сегодня — переход от капитализма к талантизму, к обществу, где главными будут таланты. Талант всегда находит непредсказуемые решения. О талантизме как преемнике капитализма первым заговорил экономист Клаус Шваб, основатель Всемирного экономического форума в Давосе. Главной движущей силой он считает воображение и способность к инновациям.

9. Будущее — за развитием личности, ее мотивации, за готовностью к изменениям. Пирамида потребностей Абрахама Маслоу, в основе которой — адаптация, «подгонка» к миру, вступает в битву с пирамидой преадаптивности. В ее основе — hard skills, уровнем выше — soft skills (коллаборации, критическое мышление, креативность), затем смысловые установки и, наконец, готовность к переменам.

Человечество уже разделилось на два лагеря: одни предпочитают адаптироваться и избегать перемен, другие готовы использовать изменения как ресурс для развития. В конечном счете победа останется за вторыми.

10. Черты сложной личности, готовой к преадаптации: полимотивация, жизнестойкость, толерантность к неопределенности, готовность к риску, открытость себе и другим.

Избыточность — ключевая черта современного образования. Очень важно не дать загнать себя в узкоколейку развития.

источн.

Объединяемся здесь:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *