Рефлексология Бехтерева: что взять из теории в практику

Почти мы все любим круглые даты. Их легко запоминать, приятно отмечать, при этом организация юбилея не так нагружает в финансовом плане, как ежегодное празднование какой-либо даты. Разумеется, ежегодные празднования, например, дней рождения или годовщин свадьбы, обсуждению не подлежат, хотя и тут есть тенденция отмечать круглую дату чуть более торжественно, чем обычную.

А вот о юбилеях научных открытий и прочих событий в научном мире вспоминают не так часто. Причем с течением времени о них и вовсе норовят забыть. К чему мы сейчас об этом? 100 лет тому назад впервые вышла из печати книга знаменитого российского невропатолога, физиолога, психолога, психиатра, основоположника рефлексологии и, в придачу ко всему, генерал-лейтенанта медицинской службы Русской императорской армии Владимира Михайловича Бехтерева «Коллективная рефлексология» [В. Бехтерев, 1921].

Насколько актуальна рефлексология Бехтерева сегодня? Давайте посмотрим!

Бехтерев: рефлексология как наука

Для начала стоит очертить сферу научных интересов Владимира Бехтерева (1857-1927). Тем более что многие открытые им рефлексы, лекарства и болезни носят его имя. Например, «болезнью Бехтерева» называют анкилозирующий спондилоартрит, под которым понимается воспаление и последующее сращение межпозвонковых суставов.

«Микстура Бехтерева» на основе настойки травы горицвета весеннего, кодеина фосфата и натрия бромида долгое время была популярна как успокоительное и противосудорожное средство, которое к тому же оказывало стимулирующее действие на сердечно-сосудистую систему.

Так называемые «рефлексы Бехтерева» – это целый ряд открытых и описанных им физиологических реакций человеческого организма на внешние воздействия. Например, патологический стопный сгибательный рефлекс, нижнечелюстной рефлекс, запястно-пальцевой рефлекс, по которым можно распознать поражение пирамидных путей в нервной системе, отвечающих за сложную и тонкую координацию движений.

Достаточно долгое время в своей научной карьере Владимир Бехтерев был сосредоточен на исследованиях в области физиологии, которые подытожил в двухтомнике «Проводящие пути спинного и головного мозга» [В. Бехтерев, 1898]. Еще более масштабным является его труд «Основы учения о функциях мозга» в 7 томах [В. Бехтерев, 1903].

Поэтому неудивительно, что, когда Бехтерев увлекся психологией, он попытался объяснить психологические процессы с точки зрения физиологии рефлексов. Более того, он считал единственно верным и достойным научного интереса лишь то, что имеет объективный характер и может быть зафиксировано в неких показателях.

Об этом он говорит в своей книге «Объективная психология», которая, кстати, уже несколько раз переиздавалась, и в наступившем третьем тысячелетии тоже [В. Бехтерев, 2008]. Автор пояснял, что все психические процессы в обязательном порядке сопровождаются рефлекторными двигательными и вегетативными реакциями.

В свою очередь, двигательные и вегетативные реакции можно наблюдать и регистрировать. Соответственно, ученым осталось лишь найти все взаимосвязи между психическими процессами и нервными реакциями, чтобы разгадать все секреты человеческой психики.

Свои взгляды и идеи Бехтерев оформил в новое научное направление – рефлексологию. Все то, что нельзя наблюдать и фиксировать на уровне физиологических процессов, Бехтерев не считал предметом рефлексологии, да и психологии как науки тоже. Автор научной рефлексологии полагал, что наука должна иметь дело только с фиксируемыми показателями.

Насколько это применимо к такой сложной науке, как психология? Наличие многочисленных тестов в психологии говорит само за себя. Ученые и практикующие психологи пытаются представить психические процессы в неких исчисляемых единицах (очках, баллах), чтобы потом сделать объективные выводы и помочь человеку.

К примеру, продолжателями научных традиций Бехтерева, сотрудниками Национального медицинского исследовательского центра психиатрии и неврологии имени Бехтерева разработана так называемая «Шкала депрессии» из 20 вопросов. Она позволяет по количеству ответов «всегда», «иногда», «никогда», «часто» определить наличие депрессии или склонной к таковой.

Те, кого не устраивает подход «нажми на кнопку и получишь результат» и кто желает вникнуть во все нюансы самостоятельно, могут ознакомиться с методикой подсчета ответов и интерпретации результатов для данной шкалы [ФГБНУ «Научный центр психического здоровья», 2017].

Возвращаясь к наследию Бехтерева, подытожим, что он рассматривал все многообразие психических процессов как рефлекторные реакции, которые можно наблюдать, изучать, фиксировать. Заниматься этим должна наука рефлексология, автор основополагающих принципов которой сам Бехтерев. Это что касается человека. Тогда что же такое коллективная рефлексология? Давайте разберемся и с этим.

Предмет коллективной рефлексологии

Владимир Бехтерев считал возможным распространить рефлексологический подход на изучение общественных явлений. Таким образом, коллективная рефлексология – это применение постулатов и методов рефлексологии для коллективных объектов. Например, социальных групп.

Работа лаборатории коллективной рефлексологии в рамках Психоневрологического института, созданного Бехтеревым в прошлом столетии, до сих пор вызывает интерес ученых [С. Багадирова, А. Юрина, 2014]. В частности, исследовательская программа, основанная на идее закрепления условных рефлексов и физиологическом редукционизме [Е. Долгова, 2014].

Уточним, что редукционизм – это методологический принцип, согласно которому сложные явления можно объяснить с помощью законов, свойственных более простым явлениям. Исходя из этого, коллективная или социальная рефлексология может оперировать тем же научным аппаратом, что и рефлексология в психологии отдельного индивида.

Еще на блоге:   Как развивать осознанность тем, кто ненавидит медитировать

Так, Бехтерев представлял коллектив, как единый социальный организм. И, соответственно, как любой другой организм, он подвержен определенным реакциям. Как и на любой другой организм, на коллектив можно воздействовать различными методами, а коллектив, в свою очередь, будет на них реагировать.

Тут уместно еще раз вспомнить, что Владимир Бехтерев был невропатологом, физиологом и психиатром, поэтому вел наблюдения, прежде всего, за людьми, нуждающимися в медицинской помощи и уже имевшими какие-либо диагностированные отклонения. Например, алкоголизм, зависимость от психотропных веществ.

Работая над проблематикой, Бехтерев пришел к выводу, что можно добиться положительных изменений, подобрав общие методы воздействия на социальный организм (коллектив) так, чтобы эти методы положительно влияли на каждого члена этого коллектива.

В частности, Бехтерев предложил метод коллективной гипнотерапии для воздействия на лиц с алкогольной зависимостью и людей, страдающих неврозами. Прежде, чем предложить свои методы, Бехтерев тщательно исследовал феномены массового внушения в истории. Свои наблюдения и выводы он изложил в книге «Роль внушения в общественной жизни» [В. Бехтерев, 1908].

Достаточно взглянуть на оглавление книги, чтобы понять, какой массив информации перелопатил Бехтерев перед, как предлагать нечто свое:

  • Судорожные эпидемии в истории.
  • Эпидемии кликушества и порчи.
  • Эпидемии колдовства и бесоодержимости.
  • Супоневская психопатическая эпидемия Орловской губернии.
  • Татарская психопатическая эпидемия в Казанской губернии.
  • Сектантские сборища.
  • Канадская психопатическая эпидемия в среде русских духоборов.
  • Паника среди людей и животных.
  • Эпидемическое распространение мистических учений.
  • Психические эпидемии во времена исторических народных движений.
  • Китайская эпидемия секты Ихэтуань.

Тут можно, конечно, поспорить, все ли из этого списка можно отнести к психопатическим эпидемиям. Так, Ихэтуаньское восстание против иностранного вмешательства в дела Китая и выход участников восстания против вооруженного противника без оружия был обусловлен не столько искренней верой в неуязвимость от пуль, сколько отсутствием огнестрельного оружия у повстанцев. Среди них было много доведенных до отчаяния нищетой и считавших виновными во всех своих бедах иностранцев. Они попросту не имели возможности приобрести оружие, но при этом не хотели дальше терпеть сложившееся положение дел, поэтому придумали свою идеологию протеста.

Так или иначе, объем проделанной Бехтеревым работы впечатляет, а такой метод, как гипнотерапия, применяется в медицинских центрах для лечения зависимостей и сегодня, в 21 столетии. Венцом его исследований стала книга «Коллективная рефлексология», скачать которую можно по ссылке в скобках [В. Бехтерев, 1921].

Какие еще проблемы затрагивает коллективная рефлексология Бехтерева? Их достаточно много, поэтому мы выделим только основные.

Основные проблемы коллективной рефлексологии:

  • Анализ коллективного объединения как собирательной личности.
  • Формирование социального портрета группы.
  • Специфика и основные характеристики коллектива как такового.
  • Взаимное внушение и взаимная индукция в коллективе.
  • Факторы, объединяющие людей в коллективе.
  • Роль языка в социальной группе.
  • Закономерности развития социальных движений.
  • Коллективные соматические рефлексы.

Последний пункт можно проиллюстрировать типовым примером. Так, если все члены коллектива настроены на единую цель, будь то победа команды в соревнованиях или выполнение плана в отделе продаж, психологическая атмосфера и микроклимат в таком коллективе будут положительными. Если же существует большой разрыв между целями коллектива и целями каждого человека, входящего в его состав, атмосфера будет нездоровой.

Думается, актуальность этих идей сегодня полностью очевидна. Практически все современные тренинги по командообразованию строятся именно на этих постулатах. Да и многие другие из вышеперечисленных проблем нашли свое отражение (и решение!) в наших учебных программах «Самопознание» и «Когнитивистика».

Теперь же предварительно подытожим все вышеизложенное и попытаемся ответить на вопрос из заголовка статьи: что взять из истории в современность и из теории в практику.

Рефлексология Бехтерева: актуальность

Итак, что же из рефлексологии Бехтерева можно считать актуальным на сегодняшний день? Во-первых, это стремление Бехтерева представить все изучаемые наукой процессы в исчисляемых единицах. Собственно, сам факт наличия многочисленных тестов по психологии, где результат выдают в цифрах, а потом объясняют его словами, уже говорит об актуальности такого подхода для изучения психологии человека.

Во-вторых, конструктивной можно считать саму идею найти все взаимосвязи между поведением человека, рефлекторными двигательными и вегетативными реакциями и прочими физиологическими процессами, происходящими в организме. В случае полной реализации задумки это могло бы заметно облегчить диагностику психических заболеваний и помочь безошибочно распознавать разницу между психологическими особенностями человека и симптомами психических расстройств в ситуациях, когда они имеют сходные признаки.

В-третьих, сохраняют актуальность прикладные результаты исследований Бехтерева. В частности, применение гипнотерапии для лечения болезненных зависимостей, алкоголизма, наркомании, неврозов, прочих расстройств.

И, наконец, в рамках развития созданной им науки рефлексологии он изучил и систематизировал огромный пласт информации, которая может быть использована для исследований в самых разных областях: психологии, социологии, политологии, истории и других.

Заметим также, что ныне действующий Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и неврологии имени В. М. Бехтерева создан на базе Психоневрологического института, организованного Бехтеревым в далеком 1907 году. Притом, что исследования в области рефлексологии после смерти Бехтерева были фактически прекращены в директивном порядке, институт продолжил работу, выдержав на протяжении своей истории немало переформатирований. Заметим, что в 30-е годы гонениям подверглись многие направления в психологии. Этим процессам посвящена статья «Начало конца поведенческой психологии в СССР» [В. Умрихин, 1991].

Еще на блоге:   Какие тайны скрывает «Девочка на шаре» Пабло Пикассо?

В целом, Бехтерев уделял большое внимание организационным формам научной работы и созданию среды для неформального общения и обмена опытом врачей и ученых. Так, на его счету создание Казанского общества невропатологов и психиатров в период, когда он работал в Казани, Общества психоневрологов и Общества нормальной и экспериментальной психологии в петербургский период его деятельности. К слову, практика создания условно неформальных объединений по профессиональному признаку сохранилась в медицине по сей день.

Таким образом, многое из наследия Бехтерева по-прежнему актуально на сегодняшний день. И именно поэтому мы решили воспользоваться информационным поводом и подготовить этот материал в честь 100-летия выхода книги Владимира Бехтерева «Коллективная рефлексология» [В. Бехтерев, 1921].

То обстоятельство, что часть идей потеряла актуальность, а часть выглядит упрощенными и даже наивными с точки зрения современного развития науки в целом и психологии в частности, никак не умаляет значения исследований Бехтерева, в том числе в области рефлексологии. Просто потому, что наука и жизнь идут вперед, и это вполне естественно, что какие-то идеи выдерживают проверку временем, какие-то требуют существенных уточнений, а какие-то просто изживают себя. И точно такой же естественной является критика любых новых идей в науке современниками, не готовыми принять новое как таковое или какую-то конкретную идею, теорию, гипотезу.

Критика идей Бехтерева

И, конечно, любые новаторские идеи в науке всегда вызывают волну критики. Рефлексология Бехтерева не стала исключением. Чаще всего Бехтереву ставят в вину слишком упрощенный подход к такому феномену, как человеческая психика [В. Роменець, И. Маноха, 2003]. Так, в работах Бехтерева критики усматривают явную недооценку традиционной психологии и ее методов, сформировавшихся к началу 20 столетия, и явно поспешную оценку психологии как чего-то субъективного.

Чисто гипотетически Бехтерев допускал существование субъективных явлений, однако не считал, что они несут какие-то функции и их стоит исследовать. Критики считают такой подход неверным, потому что субъективное явление или восприятие могут быть следствием объективных процессов, и изучение субъективной составляющей поможет понять объективную картину.

Вызывает некоторое недоумение у критиков и определение Бехтеревым рефлексологии как науки о человеческой личности. В их понимании, максимум, с чем могла бы справиться рефлексология, так это с изучением особенностей отдельного человека, но никак не личности как таковой.

Также объектом критики стала попытка Бехтерева объяснить все требующие объяснения субъективные явления в контексте процессов, происходящих в головном мозге человека. «Изучая мозг в его высших проявлениях, мы изучаем вместе с тем и развитие самого психического процесса», – писал Бехтерев [В. Бехтерев, 1903]. В понимании критиков, психический процесс подразумевает более широкую трактовку, нежели совокупность реакций нейронов головного мозга.

Сомнительной выглядела и критика Бехтеревым метода интроспекции, широко применяемого в науке в те годы. Уточним, что интроспекция – это, по сути, самонаблюдение и самопознание человеком собственных мыслей, чувств, переживаний. Бехтерев считал, что внутренние переживания слишком индивидуальны, и их невозможно выразить словами так, чтобы все поняли их одинаково. Скажем так, что с этих позиций можно отвергнуть любую возможность адекватной передачи информации в устном или письменном виде.

Впрочем, с течением времени Бехтерев признает целесообразным вести наблюдение за субъективными процессами «на себе самом» с целью «дополнять изучение объективных проявлений личности», а также понимать соотношение объективного и субъективного в личности. Об этом он, в частности, пишет в своей работе «Психология, рефлексология и марксизм» [В. Бехтерев, 1925].

Однако и это в свое время вызвало волну критики, в результате чего Бехтерева обвинили в дуализме, а один из его оппонентов даже высказался, что «Бехтерев перекрестился, чтобы стать марксистом» [Г. Челпанов, 1926].

Для справки: марксизм в том понимании, которое сложилось в СССР, не признавал религию и считал, что «религия – это опиум для народа». Церковь была полностью отделена от государства, а верующие вынуждены были соблюдать обряды тайно, иначе могла пострадать их карьера.

Подробности научной дискуссии тех лет интересны исследователям и в наши дни. Так, к одной из научных конференций был подготовлен доклад «О дуализме В. М. Бехтерева в методологических вопросах психологии» [Л. Баянова, 2006].

Так или иначе, рефлексология избегает изучения субъективных явлений, чувств, ощущений, представлений и всего, что можно «втиснуть» в узкие рамки рефлекса. Тем не менее, как мы уже выяснили ранее, наследие Бехтерева, его «Коллективная рефлексология», книги, посвященные функциям головного и спинного мозга, имеют огромное значение для дальнейшего развития науки и практики помощи людям, нуждающимся в ней.

Источник

Читайте нас в удобном формате
Telegram | Facebook | Instagram | Tags

Добавить комментарий