Гендерное неравенство — кто виноват?

Несмотря на успехи феминизма и политику правительств всего мира, женщины по-прежнему получают меньше мужчин при равной квалификации и трудозатратах. Все дело в «штрафе за материнство», считает директор бакалавриата экономического факультета МГУ Владимир Иванов.

Массовый выход женщин на рынок труда, может быть, самое главное социальное изменение XX века: за ним стоит удивительная комбинация технологических инноваций, политических реформ и фундаментальных культурных сдвигов. У этого процесса, отражающего стремление к равенству возможностей, помимо социального изменения есть и чисто экономическое: более эффективное использование человеческих талантов, судя по всему, внесло существенный вклад в экономический рост.

При этом в большинстве стран доход работающих женщин ниже дохода работающих мужчин. В частности, в России этот гендерный разрыв составляет около 25%. Природа его в большинстве развитых стран заметно изменилась за последние 50–60 лет. Различия в квалификации и прямая дискриминация теперь уже практически не играют роли. Технологии контроля рождаемости заметно облегчили доступ женщин к высшему образованию — большую часть дипломов высшей школы получают именно они. И хотя в 70–80-е годы прошлого века женщины стали массово осваивать специальности, которые традиционно считались «мужскими» (юристы, врачи, дантисты, бизнес-менеджеры), неравномерное распределение по отраслям и профессиям сохраняется — и становится важным с точки зрения гендерных разрывов в заработках.

Женщины, даже работающие, несут большую нагрузку, занимаясь домашними делами и ухаживая за детьми. Это заставляет их выбирать работу с возможностью гибкого графика, минимальным временем на дорогу, без переработок и так далее. В результате они занимают не самые высокооплачиваемые рабочие места, особенно если учесть, что во многих отраслях работодатели непропорционально щедро выплачивают компенсации за сверхурочные.

Еще на блоге:   Развиваем психологическую устойчивость

Дети определенно дороже обходятся мамам, чем папам.

Почти две трети существующего гендерного разрыва в заработках в США и в Европе объясняются различным влиянием появления детей на карьеры их родителей. Если сравнить динамику дохода женщин и мужчин, которые стали родителями, с динамикой дохода женщин и мужчин без детей, обнаружится существенная асимметрия. Отцы по динамике доходов не отличаются от своих бездетных сверстников, а вот матери в среднем после рождения первенца теряют до половины трудовых заработков, и эта разница не сокращается со временем. В литературе этот разрыв назвали «штрафом за материнство». Количественные оценки его размера колеблются от 50–60% в Австрии и Германии до 20–25% в Дании и Швеции — даже щедрая социальная политика скандинавских стран не позволяет полностью решить проблему.

«Штраф за материнство» складывается из нескольких факторов:

Само по себе планирование беременности может отражаться на карьерных решениях — задолго до зачатия. Если предполагается, что появление ребенка приведет к существенному перерыву в работе, логичнее выбирать работодателя, который отнесется к этому лояльно, даже если при этом он заплатит меньше.
Вынужденный перерыв в работе связан с потерей профессиональных навыков.

Уход за ребенком и другие домашние дела отнимают много времени.

Наши расчеты показали, что в Восточной Германии штраф за материнство почти на 30 процентных пунктов, т. е. в несколько раз, ниже, чем в Западной. Поскольку уровень рождаемости и социальная политика в разных частях страны отличаются очень мало, можно утверждать, что большую роль играют социальные нормы. Западная Германия гораздо консервативнее в области гендерных ролей: по данным опросов, большинство жителей согласны с утверждением «Мать вредит ребенку до трех лет, если она находится на работе».

Еще на блоге:   Ассертивность vs агрессивность: остаемся человеком на работе

Если социальные нормы заставляют матерей проводить много времени с детьми, то строить карьеру оказывается сложнее, поскольку она вступает в острый конфликт с семейным благополучием. В таком обществе успешной женщине будет сложнее найти мужа и завести детей. Более того, семьи с традиционными гендерными ролями плохо переживают карьерные продвижения женщин — данные показывают, что это связано с ростом вероятности развода. Разбивая стеклянный потолок, можно разбить и семейное счастье.

Новый кризис, связанный с пандемией COVID-19, несколько отбросил общество назад с точки зрения сокращения гендерных разрывов, и это тоже во многом связано с детьми. Во-первых, меры сдерживания эпидемии больно ударили по сфере услуг с высокой плотностью персональных контактов, где традиционно сверхпредставлены женщины. Во-вторых, ограничения на работу детских садов и школ отразились на женщинах сильнее, чем на мужчинах: необходимость проводить дневное время с детьми препятствует как работе вне дома, так и домашней дистанционной занятости.

Учитывая это, эффективная политика гендерного равенства должна не просто субсидировать уход за ребенком в форме оплачиваемых отпусков и пособий. Более равномерное разделение этого бремени между мужчинами и женщинами должно становиться новой социальной нормой. Может показаться, что на это потребуется очень много времени. Однако не стоит недооценивать скорость социального прогресса — достаточно вспомнить, что совсем недавно мысль о том, что замужняя женщина может работать, была экзотикой в абсолютном большинстве стран.

Источник

Читайте нас в удобном формате
Telegram | Facebook | Instagram | Tags

Добавить комментарий