Эффект фиксации: как незавершённые дела нас парализуют

Люди, как и животные, болезненно реагируют на незавершённые дела и готовы пойти на многое, чтобы от них избавиться.

Предположим, к вечеру вы ожидаете гостей. Вы привели дом в порядок, убрали разбросанные предметы, прикинули, чем будете всех развлекать, приготовили еду и купили напитки. Всё готово, хотя до прихода гостей остался час. Казалось бы, это отличное время, чтобы сделать что-то другое, однако парадоксальным образом это время не ощущается большинством людей как свободное. Мы уже заняты: мы устраиваем вечеринку, даже если до её начала остается целый час. Этот час уже зарезервирован нашим сознанием, поэтому мы не можем воспользоваться им для другой задачи. Вместо этого мы интенсивно занимаемся ожиданием прихода гостей. Некоторые люди в такой ситуации не могут даже книгу почитать и постоянно смотрят на часы, желая, чтобы событие наконец случилось. Это самая простая демонстрация фиксации из книги «Ментальные ловушки» Андре Кукла.

Ставки увеличиваются, когда речь заходит об обучении или работе, ведь при подготовке к экзаменам или планировании рабочих задач час — это огромное количество времени. Как писал Максим Дорофеев в «Джедайских техниках», одна небольшая встреча, назначенная на середину дня, запросто может испортить некоторым людям целый день, ведь ни до, ни после неё они не в силах ничем серьёзно заняться. До встречи время нужно чем-то заполнить, ведь факт приближающегося события действует на нервы (эффект фиксации), а после кажется, что делать что-то полезное поздно, потому что требуется больше времени (неэкономное мышление, говорящее, что серьёзные дела можно делать только за несколько часов и никак иначе). В итоге день потерян, хотя логических объяснений этому нет.

Некоторые люди, редко отправляющиеся в отпуск или командировки, начинают готовиться за несколько дней и откладывают все дела на период возвращения, ведь они уже «заняты», почти уехали. Другие составляют большие списки задач, надеясь, что их это дисциплинирует, а на деле волнение от незавершенности каждой из них аккумулируется до тех пор, пока беспокойство и вызываемое этим давление не превращает человека в невротика. Все эти поразительные реакции возникают из-за особенностей восприятия человеком незаконченных дел.

История вопроса

Человек — не единственное существо, которое так нелогично ведет себя, сталкиваясь с незавершённым делом. У животных есть так называемая смещённая активность. Исследователи обнаружили, что в том случае, если животное не может начать или завершить начатое действие или у него возникает конфликт мотиваций (например, две гиеновидные собаки сталкиваются на границе своих территорий и не знают, что делать — нападать или бежать), животные начинают заниматься бессмысленными замещающими действиями, которые совершенно не подходят к ситуации, например, они кружатся, умываются, роют ямы и так далее. Гиеновидные собаки в описанном случае начинают бегать и копаться в земле.

У человека конфликт между несколькими важными задачами или страх перед принятием решения вызывает знакомую всем прокрастинацию, то есть откладывание дел на потом и/или их замену усердным выполнением чего-то другого вроде написания текстов, чтения соцсетей, готовки кексов или тренировок с тяжёлыми весами.

А вот неадекватное поведение при невозможности завершить начатое дело — это эффект фиксации. Когда вы назначаете встречу, вы помечаете её в голове как задачу, требующую завершения, как бы «начинаете» её, но при этом не имеете возможности ее немедленно завершить или хотя бы приступить к завершению, что вызывает беспокойство. Фактически вы ничего не делаете, но ожидание серьёзно изматывает. Особенно сильно напряжение проявляется, если выполнение задачи сильно растянуто по времени — например, вы лечите зубы, наметив череду посещений у стоматолога, или работаете над задачами, где их завершение зависит не только от вас, но и от других (многие могут полдня ждать ответа, не в силах в это время заняться другими делами).

Поведение человека, сталкивающегося с незавершенными задачами, изучал Курт Левин совместно со своей командой исследователей — Марией Овсянкиной, Блюмой Зейгарник, Верой Малер и другими. В ходе экспериментов они обнаружили, что у человека есть большие проблемы с незавершёнными делами, причем даже с абсолютно бессмысленными. Именно поэтому, кстати, многие руководители проектов стремятся завершить самый безнадежный и даже убыточный проект вместо того, чтобы его бросить, ведь незаконченное дело создает внутреннюю неудовлетворённость.

Ассистент Левина и наша соотечественница Мария Овсянкина провела простой эксперимент: она давала взрослым людям скучное и бесполезное задание — сложить фигурку из разрезанных частей. Когда испытуемый выполнял примерно половину задания, она прерывала его и просила сделать второе, не связанное с предыдущим. При этом не полностью собранную фигуру она прикрывала газетой. Оказалось, что после окончания второго задания 86% испытуемых хотели вернуться к первому прерванному заданию и доделать его, причем невозможность это сделать увеличивала скорость сердцебиения и оказывала другие психофизиологические эффекты. Исследовательница меняла задания, но результат оставался тем же самым. Курт Левин был крайне удивлен полученными данными. «Почему взрослые люди, начав такую глупую работу, как складывание фигур, хотят вернуться к ней? Ведь никакого интереса или поощрения нет!» — изумлялся он. В итоге Левин сделал вывод, что у людей возникает потребность завершить любое, даже бессмысленное задание. Так что многочисленные пословицы и народные мудрости о том, что начатое стоит заканчивать, — это не просто призыв к добродетели труда, но и следствие наших болезненных отношений с незавершёнными делами.

Вдобавок Блюма Зейгарник открыла то, что сейчас называют «эффект Зейгарник». Её опыты показали, что человек гораздо лучше запоминает незавершённые дела, чем доделанные. Заканчивая дело, мы очень быстро теряем к нему интерес, тогда как неоконченные задачи остаются в памяти гораздо дольше. Мы не только страдаем от незавершенных дел, но ещё и не способны выкинуть их из головы. Это же объясняет, например, почему люди дочитывают плохие книги, хотя это не доставляет им никакого удовольствия. Вы можете сломать систему, если перестанете так делать. В своей книге «Намерение, воля и потребность» Левин приводит такой пример: «Некто погрузился в чтение глупого газетного романа, но не дочитал его до конца. Этот роман может годами преследовать его».

Что с этим делать

Еще Курт Левин с Верой Малер и другими исследовательницами пытался понять, как можно побороть беспокойство и страдания от незавершенных дел. В свою книгу Курт Левин включил главу «Замещающее выполнение», где описал, что напряжение от незавершенного дела можно избежать, если заняться другим, но сходным по смыслу занятием. Например, он заметил, что прерванная деятельность по рисованию или рассказу истории перестает беспокоить человека, если он начинает рисовать что-то иное или рассказывать историю другим способом. К слову сказать, исследователь также написал, что отличный эффект показывает «суррогатное выполнение», когда человек перепоручает задачу другому (и в голове ставит галочку «сделано»), или даже имитирует выполнение дела. Например, вы пометили себе что-то купить, но вместо покупки доходите до магазина, ставите галочку в списке и так приглушаете внутренний голос, действующий на нервы. Самое интересное, что наблюдение за человеком, работающим над сходной задачей или её завершающим, также создаёт чувство расслабления.

Современному человеку очень важно понять, что ему придётся существовать среди неоконченных дел, и это нормально. Более того, некоторые дела в итоге нужно оставлять незаконченными, потому что они более не актуальны или не оправдали себя. Многие, например, совершенно зря испытывают чувство вины и неудобства, вспоминая, как начинали играть на губной гармошке или изучали искусство Возрождения, а потом бросили. Если хобби не оправдывает ожиданий, совсем необязательно истязать себя ради того, чтобы «закончить дело».

Выделение красным пунктов плана отлично создаёт внутреннюю панику, а вот выполнения задач это не ускорит (разве что на начальном этапе, после которого последует нервный срыв или прокрастинация). Особенно это касается тех, кто затеял растянутое по времени дело, — изучение нового языка или профессиональной области, создание собственных игр, комиксов, курсов, ведение серьёзных масштабных проектов.

В этом случае придётся долгое время жить под огромной тенью незавершённого проекта. Находясь в тупике и ужасе от недоделанного, человек даже лёжа на диване «пребывает в процессе», не отдыхая, не в силах заняться чем-то полезным и одновременно страшно напрягаясь. Тут помогает чёткое выделение промежуточных этапов, достижение которых вызывает облегчение, ощущение прогресса.

Важно осознавать, что множество важных заданий можно выполнить, приступая к ним отрезками по 20-30 минут, и совсем необязательно ждать, пока вы освободите длинный временной слот. Иметь пару часов, за время которых вас никто не побеспокоит, — это большая роскошь. А если делать что-то по полчаса в день, к концу недели наберется огромное количество времени. Вполне вероятно, что, воспользовавшись такими «временными опилками», вы сделаете немало дел, пока ждёте гостей, совещания или проверки курсовой.

Максим Дорофеев пишет, что из-за эффекта фиксации вы не воспользуетесь возможностью сделать что-то другое («ой, я не могу, я учу английский/ встречаю гостей/готовлюсь к совещанию, вот только закончу…»), а затем пострадаете от недостатка времени. К сожалению, совсем избавиться от внутреннего напряжения не получится, но можно облегчить ситуацию, если осознанно переключаться на сходные по направлению дела и ловить себя в процессе бесполезного ожидания.

источн.

Жду вас здесь:

Канал Telegram | блог Instagram | и здесь Вконтакте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *