Счастье не зависит от условий?

Очень интересный текст нашел в сети.  Этот текст отражает довольно популярную идею, которую я часто встречаю как в своей работе, так и в соц.сетях и обычном общении.

«Не нужно бороться. Научись жить в этих условиях. Живи счастливо и красиво. В этом теле. В этом городе. В этой стране.

Люди меня спрашивают: «Неужели ты поддерживаешь политику вот этой современной власти?»

Да, поддерживаю. Я поддерживаю все, что сейчас есть. Эту зиму. Этот город. Эту страну. Эту власть. Этот народ. Эту землю. Эту цивилизацию.
Я поддерживаю все, что сейчас есть. Я разрушаю лишь одно: ваше осуждение этого. Я не считаю, что то, что придет, будет лучше того, что было. Если вы не умеете быть счастливыми в этой среде, в этих условиях, вы не сможете быть счастливыми ни в каких других.

Счастье либо есть, либо его нет. Оно не зависит от условий. Как любовь: если вы не любите тех, кто сейчас с вами рядом, не думайте, что где-то есть человек, которого вы сможете любить. Рано или поздно вы предъявите ему все те же самые претензии.

Либо ты можешь быть счастливым, либо ты найдешь повод быть несчастным где угодно. И мы говорим только об этом. Не о том, как поменять условия, а о том, как найти в себе вот это ощущение гармонии — когда ты видишь, что все гармонично так, как оно есть.» (Артур Сита)

Мысль о том, что счастье не зависит от условий, восходит к очень древним временам, еще к индийскому брахманизму и идеям стоиков. Идеология смирения с реалиями окружающего мира и принятия его целиком таким, как он есть, чаще всего бралась на вооружение разного рода правящими классами, потому что она позволяла (и позволяет) сохранять статус-кво и перекладывать ответственность за положение дел на недостаточную осознанность и просветленность недовольных. Индийская и (частично) китайская цивилизации, взявшие на вооружение эти принципы (поддерживай то, что есть; недовольство — проявление внутренней дисгармонии; новое не обязательно лучше старого, поэтому лучше не пытаться что-то менять или осуждать), застыли в средневековье. И в приведенной цитате смешиваются — вплоть до полного неразличения — разные поводы для недовольства/неудовлетворенности.

Может заинтересовать:   Золотые правила жизни Ошо

Доля правды в цитате присутствует: действительно есть вечно недовольные люди, которые ищут тех, кто виноват в том, что у них в жизни все плохо. Есть вечные достигаторы, которые никак не могут удовлетвориться тем, что у них есть, и все хотят что-то менять и чего-то достигать. Верно и то, что наши внутренние конфликты проецируются на внешнюю реальность, подчас очень сильно искажая ее восприятие, и с обретением относительного мира в душе и восприятие меняется.

Однако есть и нечто иное: есть миры, в которых созданы настолько невыносимые условия существования, что внутренний конфликт, недовольство — отражение этого внешнего мира. Когда я представляю автора цитаты, говорящего свои сладкие слова о счастье, не зависящем от условий, детям в детских домах, евреям, армянам и тутси в период геноцида, голодающим где-нибудь в Дарфуре или Гаити, а также ограбленным, изнасилованным, избитым и т.д., то вся «хромота» этой идеологии для меня становится очевидной. Это новый перепев «самидурывиноваты», веры в справедливый мир, где каждый получает исключительно по заслугам, и если ты недоволен чем-то в своей жизни или в стране — то это от твоей бездухов… дисгармонии. «Если вы не умеете быть счастливыми в этой среде, в этих условиях, вы не сможете быть счастливыми ни в каких других…» — скажите это людям, только что пострадавшим от землетрясения или цунами…

Может заинтересовать:   Степени свободы человека

Есть еще один нюанс: в этом тексте как-то исподволь подразумевается, что если человек что-то осуждает, то он остается пассивным по отношению к тому, что он осуждает. Откуда эта идея-то? Счастье можно обрести в том, чтобы преодолевать вызовы жизни. Искать пути помощи тем, кто нуждается в ней; изобретать новые способы лечения болезней… И есть еще множество смыслов жизни, основанных на преодолении того, что в этом мире поддерживать не хочется. Да, есть в этом подходе своя крайность — «весь мир насилья мы разрушим, а затем…», но зачем впадать в другую крайность — «весь мир насилья мы поддержим, а затем…»? Кстати, тут «затем» не наступает в принципе.

P.S. В цитируемом тексте нет ни слова про «создавать».

Илья Латыпов | источн.

Объединяемся здесь:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *